Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Сегодня вечером уезжаю в Москву на Вескон из оставшихся дел - уборка, стирка, готовка, надо еще сшить пояс к платью (зачем спрашивается, если все равно костюм нужен по сути только на бал, а на бал я скорее всего не попаду...) Еще надо перебрать шкатулку с шентом и снизать заново бусы и продумать что одеть. (и кого-нибудь по-быстрому ограбить, чтобы было на что ехать.)
Пока конь не валялся из нужного я успела только помыть посуду и дописать черновик квенты на 2-ю эпоху, причем там ни слова нет про саму Вторую эпоху, все слова только про первую...

Мои родители были очень молоды, когда решили пожениться, они еще не выбрали любимого дела, их еще считали детьми, но они знали твердо, что предназначены друг для друга. Их сочетание было назначено на конец праздника урожая, когда наступит час смешения света. Но, как мы знаем, смешения света так и не наступило. Когда народ нолдор решил уйти из Валинора, они ушли с домом Финарфина. Наверное я была первым младенцем народа нолдор появившимся в Белерианде во втором году Солнца и мне было дано имя Аналассэ. Родители занимались охотой и разведкой и, хотя старались как можно больше времени проводить со мной я частенько оставалась одна и по большей части отчаянно скучала, так как в Лагере кроме меня совсем не было детей … Зато было очень много взрослых, которые не смотря на занятость всегда пристально следили за мной и не давали попадать в неприятности, хотя я старалась, со всей неуемной непоседливостью скучающего ребенка. Мой дядя, старший брат матери и основной товарищ по играм, и главный рассказчик всевозможных историй очень рано научил меня читать, видимо в надежде чуть от меня передохнуть, и преуспел в своей цели. Теперь все свободное время проводила со cвитками, меня заворожило осознание того, как можно сохранять сказки и истории на хрупких листах бумаги. Правда в мои руки в то время попадало не так много книг поэтому я частенько ходила следом за бардами, клянча их записать что ни будь об очередных путешествиях, о народе синдар, о растениях Белерианда, я была в бурном восторге, когда кто-либо давал мне книгу или свиток. Я была любимицей поэтов и менестрелей, и почти всегда первая, знакомилась с их новыми стихами и песнями. После переезда в Минас-Тирит, меня сочли достаточно взрослой и стали, наконец, брать с собой почти во все поездки. Там, мы с родителями жили, пока не было окончено строительство Нарготронда. В Нарготронде у нас появилась настоящая библиотека, куда король Финрод собирал все тексты и записи. Если честно, до этого я не подозревала, что в нашем народе хранится столько книг, многие из них были написаны еще в Валиноре, родители иногда рассказывали мне о том, как они шли через льды, и мне казалось чудом что кто то из смог пронести весь этот путь какие-либо книги или свитки… Если честно, книги не так уж и нужны нашему народу, так по крайней мере считала мама, зачем записывать, то, что помнишь, а если хочешь научиться новому, то гораздо полезней обратиться к мастеру в этом деле, но я не знаю, например про устройство Арды я прочитала в Амбраканте Румила, отец мне конечно рассказывал о валар и истории мира, но много больше я узнала из свитков и книг. Во времена Долгого мира я часто ездила путешествовать по Белерианду в Оссирианд и в Дориат. Мне нравилось записывать песни и сказки, собирать записи и переписывать стихи. А еще мне очень нравилось возиться с детьми. Не знаю, может на мне сказалось недостаток общения в детстве, но я всегда с радостью проводила время с детьми в их играх и шалостях. Дети были в восторге, ведь со мной родители разрешали уходить им дальше и пропадать дольше, зная, что с ними взрослый, хотя мой дядя всегда хмыкал, что это не я слежу за детьми, а они за мной, и надо сказать отчасти это была чистая правда.
Но долгий мир кончился, и война напомнила о себе, когда Финрод ушел со смертным мой отец был один из 10 верных последовавших за королем. Мать только кусала губы провожая его, пытаясь сдержать упреки или призывы остаться. Мы остались вдвоем, а Нарготронд закрылся, мать теперь всегда была грустной и постоянно пропадала на границах, неся стражу и оберегая покой города, а я затворилась в городе и пыталась жить как раньше. После прихода Турина жизнь немного изменилась и стала чем то похожа на прежнюю, народ воспрял. Но все же, когда к Ородрету явились посланцы Кирдана, я решила покинуть Нарготронд, поверив их словам. Мать последовала со мной ибо невзлюбила Турина с первого взгляда, вероятно помня о том как его сородич отнял у ее любимого и короля у нашего народа. Мы уехали в Гавани, как я думала на время, пока вскоре не пришли вести о разрушении Нарготронда, их принес брат матери, он был тяжело ранен, но выжил. Мы стали жить втроем, жилось тут тяжелее, но дышалось легче. Меня терзала горечь о брошенном городе, в котором я провела большую часть своей жизни и бросила перед самой его гибелью. Хотя конечно я понимала, что решение подвигшее меня покинуть город в тот момент было мудрым, ибо если бы я там осталась, то единственное, что могла бы сделать, это погибнуть вместе с ним. И я оставалась в Гаванях, переписывала на память книги, уча детей читать и рассказывая им сказки и истории. Как оказалось, я и взрослых могла научить полезным вещам ибо как оказывается многое помнила из трактатов о травах, об обработке материалов и прочем. Через несколько лет мы с несколькими друзьями решились сходить в погибший Нарготронд, ибо узнали, что он стоит почти не тронут, а Дракон давно погиб. Это было страшно и больно видеть то, во что превратился мой дом и прекрасное королевство основанное сыном Финарфина. Несколько часов проведенных в разрушенном городе чуть не свели меня с ума, и я долго плакала под сводами молодого леса, который вырос на месте хранимой равнины. Но нам все же удалось вынести несколько книг и свитков, в том числе мне даже удалось найти Амбраканту, которую когда то давно Румил подарил одному из своих учеников, который потом вырос, пронес ее через льды и стал моим отцом, забросив книжное дело и взяв в руки лук и меч.
Во время Падения Гаваней моя мать сражалась и была тяжело ранена, она долго болела и мне кажется, что не хотела выздоравливать. После гибели отца она сильно изменилась, наверное, поэтому, когда после Войны гнева Валар даровали народу нолдор прощение и призвали вернуться, она сразу и без колебаний отплыла в Валинор одной из первых. Я долго колебалась, но все же решила остаться и пожить в новом свободном мире без войны . Поэтому когда Гил-Галад, объявил об основании нового королевства я пришла к нему, здесь мои знания и умения пригодились, я была счастлива и больше ничего не боялась и ничему не печалилась.


@темы: Мемуары, Квенты, Ролевое