Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:46 

Персонажный отчет с игры "Те, кто сражался"

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Арминас, последний эльф в захваченном Дортонионе. Разведчик и гонец, который не успел передать весть о начале Браголлах потому что попал под вражеский огонь, но случайно выжил и остался один на пепелище среди погибших собратьев. Который из-за ран не смог вовремя отступить в Минас-Тирит, который даже не знал, о битве в топях Сереха. Который принял на себя труд жить в захваченном Дортонионе, скрытно перемещаться по нему, искать выживших и передавать вести, помогать мирным эльфам и людям покинуть захваченный врагом край, держать связь между решившими остаться и сражаться.
Белегунд на игре задал Арминасу вопрос, почему вы эльфы нам помогаете? Чем ввел его в недоумение, настолько что тот только и сумел ответить, а что разве можно как то иначе? - Вы же сражаетесь за нас, учитесь у нас, разве можно предать доверие союзников, разве не встанет мастер на защиту своего ученика, разве старший брат бросит в беде младшего? Разве я орк, а не такой же Эрухини, как и ты?
Но при этом нужно сказать, что он не стал бы умирать за людей, в первую очередь потому что от него живого толку больше. Потому что очень любил жить и этот мир, потому что знал, что люди гости в этом мире и не долго задержатся в нем и был не готов терять любимый им мир ради людей. Он доподлинно знал, что "плохие времена" можно и нужно пережить, тучи рассеются и свет звезд снова будет виден и ради этого стоит жить, сражаться и делать все для того, чтобы тучи рассеялись скорее, если не в целом, то хоть для тех, кто рядом, хоть на несколько минут...

В первый раз он появляется в игре, чтобы принести вести о том, что Эмельдир и остальные благополучно добрались до Димбара. До этого в деревню прилетело 2 голубя - черный и белый. Эмельдир обещала, когда доберутся до места выпустить белого, а если случится что-нибудь плохое - черного. Но у беженцев произошла небольшая стычка, ничего серьезного, но клетки с птицами были случайно разбиты и улетели оба голубя. На выручку людям подоспел Арминас, он проводил их до безопасных мест и по большой просьбе Эмельдир отправился искать ту самую Деревню через которую можно было передать вести ее супругу и прочим, кто он них беспокоился... До деревни Арминас не дошел т.к. наткнулся на подходе на раненого Горлима, вокруг которого хлопотала Эйлинэль... Рана оказалась не просто опасной, а смертельной, поэтому Арминас недолго думая, скинул свой плащ, положил на него человека и начал его лечить, так как умеют только эльфы. Поэтому, если честно, он не очень отследил, когда вокруг них образовались еще несколько отрядников. Среди них он узнал Барахира, тот тоже был ранен, но махнул, что сперва надо заняться не им, а другим человеком. Оба они были побиты более чем серьезно, поэтому Арминас послал Эйлинэль в деревню за помощью, а сам взялся, только за самые серьезные раны. Его сил хватило, чтобы исцелить еще одного, но когда он подсел к Барахиру с тяжелой раной на боку, то понял, что его силы на исходе, поэтому он просто остался сидеть рядом, тем более и перевязочный материал у него тоже кончился. Но тут подоспела помощь из деревни. Сразу несколько девушек и какой то старик (староста). У них увы были только травяные настои и бинты, так что Арминас отдал остатки своей мази от ран. Но тут ему повезло, одним из настоев, которым поили Барахира оказался настой Ацеласа. В руках людей это растение не слишком эффективно, но вот для эльфа... Во первых Арминасу от одного запаха стало заметно лучше, а во вторых у него теперь хватало сил, чтобы усилить действие целебного напитка. А так же сил, чтобы дойти с отрядом до Аэлуин и не только дойти, но и донести Горлима, у которого эти самые силы к середине пути закончились.

На Аэлуин он встретил помимо прочих еще и Белегунда, которого знал очень хорошо. Дело в том, что он со своим другом Гэльмиром нередко останавливался в доме Бреголаса во время своих путешествий и конечно они общались и с его сыновьями, а особенно с юным Белегундом, который не отлипал от них ни на минуту и заваливал вопросами обо всем подряд. Правда от мудреных вопросов паренька Арминас обычно старался улизнуть, сваливая любопытного отрока, ставшего потом еще более любопытным юношей на Гэльмира, зато с наслаждением предавался совместным проказам и шалостям или ходил с мальчишками селения в Ночное, где пел им песни на квенья или рассказывал обо всяких чудесах, причем не только о настоящих, но и выдуманных.
Они обменялись информацией, в частности Арминас рассказал, что отряд Барахира последний из тех, кто еще сопротивляется захватчикам, что остальные деревни, либо уничтожены, либо платят дань Сарону. А так же рассказал, как именно погибла крепость Гарафа, поверив Саурону в образе Волка, который приходил сперва во снах, а затем и наяву и выдавал себя за их зверя-прародителя...
На стоянке Аэлуин Арминас оставался, пока выздоравливали раненые, а затем решил сходить к Ладросу и дальше. Все дороги из Дортониона были перекрыты и даже одинокому эльфу-разведчику было очень непросто перейти перевалы, не говоря уже о том, чтобы вывести с собой кого-то. И Арминас хотел проверить проходы к Химрингу на северо-востоке, потому что восточный перевал и юго-восток были в плотной осаде врага.
Они договорились держать связь через Деревню, куда эльф должен был заглянуть на обратном пути.
Собственно так и произошло.
Арминас сумел тогда добраться нет не до самого Химринга, а до одной из его застав, где отдохнул, запасся провиантом и некоторыми необходимыми в партизанкой жизни вещами и двинул обратно. Именно оттуда он кстати получил чудодейственное лекарство, капля которого растворенная в чаше воды придавала сил, и нейтрализовала яды которым орки смазывали свое оружие.
Когда он пришел в Деревню - то застал там голод и моровое поветрие.
Он не слишком разбирался в человеческих болезнях, но это не была простая болезнь, это был мор насланный Сауроном. Единственное, что сумел придумать Арминас - это растворить все свое снадобье до капли в чаше с настоем ацеласа и усилить действие силой феа - авантюра чистой воды, он был не уверен что это сработает, но ничего другого он сделать больше не мог.
Он отдал свои дорожные припасы голодающим людям и отправился на охоту, чтобы добыть для них еще еды. Ему не повезло, уже на обратном пути он встретил орков, которые сумели его подстрелить. Рана была не опасной, в руку, поэтому он сумел добраться почти до самой деревни, прежде чем начал действовать яд, которым был смазан наконечник стрелы. Этот яд был хорошо знаком Арминасу, более того уже как то раз он испытал его действие на себе. Почти безвредный для людей - эльфов он невероятно ослаблял. Поэтому раненый Арминас периодически впадал в беспамятство и почти не мог двигаться. Он сумел сказать, что есть вероятность, что подранившие его орки могут его выследить, поэтому он должен покинуть деревню, но так как в его состоянии об этом не могло быть и речи - его просто спрятали в одном из домиков на отшибе. С ним остался Белегунд. После того, как его не удалось отговорить, дальновидный Барахир забрал у племянника, меч и диргол с родовыми цветами, чтобы если что, тот смог бы зайти за деревенского. Когда Арминас не спал они беседовали. В основном Арминас, как всегда в тяжелые моменты своей жизни вспоминал свой настоящий дом, он рассказывал о море, ведь его отец был из тэлери Альквалондэ. С тех пор, как Арминас пришел в эти земли он уже почти 400 лет не бывал на побережье... Больше он ничего не успел рассказать, т.к. в домик вбежала какая-то девушка, сказала, что в деревню пришли орки, которые ищут эльфа и нужно уходить. Арминас еще был слишком слаб, поэтому Белегунд тащил его на себе, а девушка показывала дорогу. Наконец они укрылись в каком то овраге. Но увы их выследили, среди волков попалось пара ищеек. Увы Барахир не догадался забрать с собой еще и меч Арминаса, поэтому Белегунд попытался встать на защиту эльфа с его мечем в руках за что и поплатился. Если деревенских орки просто били, то человека с оружием, они зарубили не задумываясь.
Видя что они обнаружены, Арминас расстегнул застежку плаща, и набросил его на девушку, чтобы спрятать ее и надеясь, что орки добыв желаемое оставят деревню в покое. Так и было, его уже почти увели, когда девушка зачем то (как будто от этого стало бы кому то легче) выбралась из под плаща и бросилась в след за орками, за что конечно же тоже поплатилась.
Его привели в крепость Саурона. На беду Арминаса он знал местонахождение Нарготронда, поэтому его не спешили убивать в надежде выбить ценные сведения.
Эйлинэль подвергли пыткам и убили на глазах Арминаса, а его заставили на это смотреть. Не то что бы эльф оказался бесчувственным или не ценил жизни людей, но это не помогло его "расколоть" просто потому что Арминас банально умел считать и четко знал, что в Нарготронде больше дев и детей, чем во всем Дортонионе, и предельно ясно понимал, что их судьба будет не сильно легче, чем судьба его или Эйлинэль. Хотя в какой то момент он не выдержал и стал молить, чтобы Саурон прекратил измывательство над девушкой. Но тот конечно не прекратил...
Затем в плен попал Горлим. Арминас сперва думал, что его тоже будут пытать на его глазах, но Саурон придумал кое-что новенькое... Он обманом пытался склонить Горлима на свою сторону, заставить служить себе и рассказать где прячется отряд Барахира в обмен на свободу его и Эйлинэль. Арминас знал, что Эйлинэль мертва, но не смел сказать об этом Горлиму т.к. Саурон обещал отрезать ему язык и выколоть глаз, если тот проронит хоть слово, а Арминас уже достаточно натерпелся, чтобы бояться новой боли. Он лишь безмолвно взглядом и мимикой пока к нему поворачивались спиной просил Горлима не верить Саурону. И Горлим держался до тех пор, пока Саурон чарами не явил перед ним образ его жены, которая молила Горлима, спасти ее. Понимая, что Горлим сейчас будет обманут Арминас все же что-то воскликнул, за что и поплатился. Когда палач разжимал ему челюсть, понимая, что расплаты уже не избежать Арминас успел крикнуть - ЭТО НЕ ОНА - перед тем, как ему отрезали язык. Дальнейшего он не видел, т.к. потерял сознание от боли.
В себя он пришел когда ему решили погрызть левую ногу, после этого бодрящего "пробуждения" его отвязали и куда-то поволокли... На свежем воздухе ему стало немного лучше и голова прояснилась. Больше всего он боялся, что его ведут в Ангбанд, поэтому он скорее от отчаяния, чем от надежды реально чего-то добиться попытался напасть на конвоиров. Благо ему сковали руки впереди и он сумел не смотря на оковы выхватить нож у одного из орков из-за пояса и ранить его. Били его не сильно, так чтобы он смог идти. Правда кровь залила глаза и он почти ничего не видел и не слышал. В какой то момент пахнуло водой и они остановились, его пнули под колени и он упал. Подняв голову он смог рассмотреть, что находится на берегу реки, а на противоположном ее берегу стояли Барахир и его воины из отряда. Он сперва испугался, что Саурон попытается их шантажировать угрозами убить его, но сразу понял, что этих воинов подобным не пронять. Предупредить их о том, что их убежище раскрыто он тоже не мог, т.к. не мог говорить. А потом он услышал, как Саурон надсмехается над кем то из отряда и говорит, что так долго держать стрелу на тетиве руки устанут, и вообще стрелы в их положении бесполезны... И тогда он нашел глазами лучника. Это был момент слабости, в конце концом он не был великим воином или героем, он был одним из многих, не самым лучшим, не самым сильным и не самым выносливым...
Арминас смотрел на того, пока их взгляды не пересеклись...Глядя человеку в глаза Арминас выпрямился, расправил плечи, а затем откинул назад голову обнажив шею. Лучник понял его безмолвную просьбу правильно...


@темы: Ролевое, Отчет с игры

URL
Комментарии
2015-09-08 в 23:09 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
лютый офф

2015-09-08 в 23:56 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Спасибо тебе. В общем-то за все.
И за неучастие мое в финальном бардаке и стоянии на реке, наверное, тоже.

2015-09-09 в 03:02 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Хэлле, Прости...

URL
2015-09-09 в 08:05 

eamele
Ах, чего бы я ни дал, чтоб в час непрощенный на Сенатской бы стыть мне площади!..
Ну что там не читать, сам же все делал...Саурон я, или где?

2015-09-09 в 11:29 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
ninquenaro, На самом деле самый приятный игровой момент, был уже после игры, когда я лежал за стоянке Аэлуин - о тент над головой барабанили капли и на нем лежали листья... Воздух пах дождем. И друг, который сидел рядом... И момент безвременья, то ли это было прошлое, то ли наоборот будущее, то ли вообще не сбывшееся...
Очень много чувствовалось в тот момент, так много и таких прозрачно-осенних тихих чувств, что меня самого почти не было... Или наоборот именно тогда я и был...

В общем спасибо, что был рядом...

URL
2015-09-09 в 14:31 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Эридэль, единственное, чего там очень не хватало - реального озера.

2015-09-11 в 10:24 

Синдамирэ
"Я - сиреневое пламя, я - струна на ветру, я - Господень скоморох, меня любит Господь!"
По следам "Моря" - читать было жутко...

2015-09-16 в 17:30 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
И снова полный офф: balar-2015.diary.ru/p205818417.htm

   

Ветер Запада

главная