00:13 

"Здесь будет море" - Отчет с игры.

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Впервые довелось мне играть столь непоседливого персонажа и столько пассионарить - что ж выяснилось, что и это могу... Арминас на этой игре заслужил эпессэ - "Туда и обратно" и оправдал его в полный рост.
Не знаю с чего начинать, т.к. в голове толпится куча интересных моментов, которые хочется рассказать в первую очередь, поэтому наверное начну самого начала...
Я ехала тем самым спутником Эарендиля, одним из троих, что вернулись и принесли вести о приходе войска Амана, но так вышло, что спутники мои перед самой игрой отвалились, и я героически поехала вытягивать эту линию за троих. Считаю, что справилась. Хотя конечно чувство одиночества и отсутствие дружеского плеча рядом неотступно меня преследовало всю игру.

Для меня игра началась (безумное огромное спасибо Векше!!!) с разговора с отцом, когда-то оставшимся в Амане. Вот так, по грудь в прибрежных волнах т.к. мне было не позволено сойти на берег Валинора мы стояли крепко обнявшись и не находя слов, чтобы рассказать или спросить... Времени было мало, а слов так много, я лишь узнал, что у меня появились за эти годы младшие сестра и брат, а ему было достаточно и того, что я жив. Это он рассказал, что Эарендил дошел до Валар и его приняли и сейчас решают и хоть решение еще и не принято, но в Альквалондэ эльфы уже закладывают новые корабли и что он сам надеется повести один из них…

А затем был огромный луг и звездное небо перед Баларом и слова Оссэ
- Валар услышали… Ждите… помощь придет…

Необыкновенное воодушевление! Как будто все загаданное, пережитое, задуманное сбылось, то к чему были все устремления последних тяжких лет, итог долгих странствий! - Сбылось! Свершилось! Чего же боле!!! Надежда - то что было потеряно мною много лет назад, и несмотря на ее потерю я все равно бился, пытался что-то делать, как каждый из эльфов в тех землях без надежды, но с надеждой на нее… И вот вот она вспыхнула яростно и неукротимо, новой звездой на небосклоне, белым пламенем, слезами радости!
И скорый шаг, почти бег в темноте по высокой траве, по глубоким по колено колеям заполненных водою и синий шелковый плащ Оссэ, то пузырящийся и хлопающий перед лицом, как парус, то развевающийся и вздымающийся, как приливная волна…

Шум прибоя и крики чаек. Балар-Прекрасный, полный огней и лиц. Эльфы я отвык видеть столько эльфов разом. Сколько лет я странствовал? Двенадцать? Почему земля шатается под ногами? На палубе во время штормов я чувствовал себя гораздо устойчивей, а здесь на берегу у меня кажется начинается морская болезнь, но это не важно! Я вернулся, мы с делали это, Эарендил смог! Он добрался до Великих, достучался до их сердец и их ответ - Ждите… помощь идет!

Раз за разом я рассказывал о наших странствиях, о путешествии на юго-восток, о землях за Синими горами, куда некоторые из нас добирались, о Туманных горах о которых мы слышали от гномов, о землях за ними, о Великой реке, большей чем Сирион и Гелион вместе взятые, и кажется той самой про которую рассказывают те, кто участвовал в Великом походе. О совсем неизвестных горах южнее, о бесконечной пустыне и о диких землях за нею… О бесконечной цепи туманных островов на западе, о том, как мы видели остовы кораблей выброшенные на их берега, как мы потеряли счет времени пытаясь обойти их и найти дорогу на Запад, пока не приплыли в холодные воды с плавающими ледяными горами, о дождях, которые спасали нас от жажды, о том, как в отчаянии мы повернули назад и как белая птица с небес упала в руки Эарендилю обернувшись Эльвинг. И как Эарендиль приказал править в туман меж зачарованных островов и острых скал и сам стоял на носу Вингилота и Сильмарил блистал и переливался в Наугламире на его груди освещая нам путь в серой пелене…
Я рассказывал о том, как неожиданно из тумана мы вышли к знакомым мне очертаниям Калакирьи и пошли вдоль берега. О Лябяжей гавани, которая смутила нас безмолвием и пустотой, о том, как я ее не узнал, так как каменная арка, когда то ведущая в Гавань, обрушилась. Я рассказывал, как мы прошли к Араману и нос Вингилота уткнулся в прибрежный песок и Эарендил сошел на жемчужный берег, а Эльвинг отказалась оставаться на корабле, и предпочла вместе с мужем преступить запрет Намо. О днях ожидания, о том как изменился воздух Валинора и о том, что это не важно, потому что я все равно уже забыл за эти годы каким он когда-то был там. О том, как солнечный свет растекается по тем землям не сверху вниз, как здесь, а сразу в стороны, как когда то заливал те земли свет Древ… Рассказывал об отце, о словах Валар, о своем безумном путешествии с Оссэ, когда он за 1,5 дня доставил меня с тех берегов на эти. Травил смешные байки о том, что я распластанный по корме лодки чувствовал себя точь в точь, как глубоководный осьминог, выброшенный бурей на сушу… А Оссэ оправдывался, что он мол просто прочитал в моем сердце стремление, как можно быстрее попасть в Белерианд и честно старался выполнить мое пожелание. На что я ответил, что действительно, его нельзя ни в чем упрекнуть так как во время этой безумной гонки у меня и впрямь была только одна мысль - “Скорее бы все это закончилось!” :)))
Меня угощали вином и водой и то и другое я поглощал с жадностью, какой-то добрый корабел от всей души предложил мне сушеной рыбки, на что я ответил, что предпочел бы отведать даров земли, а не моря… А леди Иримэ поднесла мне лембас испеченный ее руками и хотя это единственное, что мы ели в последний год (кроме даров моря конечно) - я не посмел отказаться от ее щедрого дара.
В ответ на мои вести мне поведали о тех горестях, что постигли эти земли за годы наших странствий, о том, как были сожжены Гавани Сириона, как пропали Эллерондо и Элероссо, как не вернулись те, кто отправлялся на их розыски, о том, как не осталось в Блерианде более безопасных мест. Я не стал спрашивать о судьбах тех, кого знал… Просто радовался каждому знакомому лицу, например был очень рад встретив на Баларе Аннаэля и других.
А потом с запада начали мерцать зарницы далекой грозы, и я отдохнувший и успевший уже несколько раз рассказать свою историю вышел на западный берег острова, там уже стоял Кирдан и вглядывался вдаль, а рядом со мною подошла и встала Иримэ. Мы видели, как мимо прошел Белый флот надежды народов Белерианда…
А потом хлынул ливень...
Мы стояли за общим столом под тентом и беседовали, как водится сливали с помощью клинков лишнюю воду, чтобы тент не проседал. Я подпирал его над головой леди Иримэ и раздумывал, как это получилось, что я так долго шел через льды, несколько первых лет жил у Митрим, столько раз бывал в Барад-Эйтэль, целых 15 лет прожил в Хитлуме и умудрился ни разу не только с ней не поговорить, но даже близко не увидеть…
И вот под этим проливным ливнем на Балар пришло героическое Войско Запада.
Они вошли под крышу Кирдана и держали там совет. Естественно всем было интересно и все набились в шатер, чтобы послушать. Много речей было сказано, не думаю, что их стоит тут пересказывать, с меня хватило того, что я все их пересказывал шепотом на ухо Аннаэлю, который стоял там же и ничего не понимал, т.к. не знал квенья.
Мне стало интереснее, когда заговорили о конкретике - Войско Запада решило разделиться и пройтись по разным землям созывая народы Белерианда под свои знамена и им требовались провожатые. Было решено, что Аннаэль проводит первую группу под предводительством Арафинвэ в Дор Ломин и земли Хитлума, а я вел Вторую группу под предводительством Эонвэ в Бретиль, Эстолад и Амон-Эреб. (Правда мне потом еще пришлось отвести третью группу в Оссирианд и в Синие горы, благо это было более менее по-пути). И мы пошли...Вернее сперва поплыли, а потом пошли. (Какой я все же молодец, что до игры успел оббежать полигон и разузнать где какая локация стоит, а то большая часть игроков заехали уже совсем вечером и по-жизни не знали где что, так что я был очень востребованным проводником всю игру, что моему персонажу только на руку).
Конечно же уже была глубокая ночь, шел дождь и большая часть локаций пошли спать, так что увы Войску запада по большей части оказывался холодный прием, даже если кто-то все же вылезал из теплой и сухой палатки. Не знаю, как Финарфина, но Эонвэ нормально встретили только на Амон-Эреб, о чем там шел разговор я не в курсе, потому что повел третью часть под предводительством дочери Ингвэ сперва в Оссирианд, а затем в Белегост и Ногрод… Оссирианд встретил нас тишиной, а на призывный звук рогов в пределах Синих гор соблаговолил выйти только узбад Ногрода (и подозреваю был очень не любезен с пришлецами), но я этого не слышал, так как сразу отправился обратно на Амон-Эреб, потому что мне необходимо было разузнать о судьбе Элронда и Элроса, а так же передать им весточку от их родителей…
Увы близнецов я не застал и пообещал вернуться утром. Кажется лорд Майтимо был рад увидеть меня, он еще помнил меня по Браголлах, когда я пробирался в осажденный Химринг или умудрялся передавать вести их разведчикам. Я перехватил его вопросительный взгляд в ответ на мои слова, что у меня есть вести от родителей его воспитанников и поэтому уточнил, что - да, Эльвинг тоже
жива. Ни разу ни до, ни после я не видел, чтобы Лорд Маэдрос улыбался, он даже руку положил мне на плечо благодаря за добрые вести, а я чуть не скинул ее, потому что в отличии от остальных - только сегодня узнал, что он сжег мой дом в Гаванях Сириона и я еще не свыкся с этой потерей… Но сдержался - не время и не место было для обид. А затем я почувствовал, что что-то недоброе приближается и решил сходить на разведку. Обнаружил неподалеку от Амон Эреб отряд орков под предводительством болдога и еще какой то твари. Вернулся, предупредил Эонвэ и он вывел свой отряд и примкнувших феанорингов им навстречу. Орки явно не ожидали, что в Амон Эреб окажется столь сильный противник. Была короткая схватка, но потом Эонвэ почему то прекратил ее. Я не понимал почему - в ушах звучала музыка и меня накрыло видение горящего Дортониона, треск огня, звук клинков, крики… Браголлах… огненный ужас, смерть друзей, как будто это было сейчас, как будто сейчас было, как тогда. Я все же смог отбросить видение - это не то, что меня испугает просто потому что Дортонион уже сожжен и его я уже не потеряю вновь. Было отступив я снова бросился вперед чтобы не допустить подобного никогда больше. Но Эонвэ повелительным жестом остановил меня. Он отпускал недобитых орков. Как, почему, зачем?!! Я взроптал, неужели он не понимал, что сейчас он отпускает не темных тварей, что там за ручьем через который они спешно переправлялись хутора людей, что он своим бездействием сейчас - в будущем обрекает нескольких детей Эру на смерть от их лап? Неужели это обещанная помощь Запада!!! Орки глумились, я знал, что нас больше и призывал добить тварей, а они почуяв свою безнаказанность хихикали - Смотри, кричали они мне - мы идем, мы поворачиваемся спиной, ну что ж ты благородный эльф, давай, ударь же мне в спину!… - Я ударю, я понял что ударю и в спину и сбоку и воспользуюсь ловушкой и отравленной стрелой, как угодно, чтобы Белерианд не стенал больше под их мерзкими лапами и мне не важно благородный я или подлый, но я не посмел ослушаться глашатая Манвэ. Мы вернулись на Балар. Финарфин уже был там, войско ваньяр подошли вслед за нами. Позже, когда я бросил обвинения в бездействии Эонвэ в лицо он объяснил, что рядом с этим отрядом был еще один сильный мая, кажется сам Саурон и он чувствовал его и открытая конфронтация привела бы к тому, что Эонвэ открыл бы свои силы раньше времени и силы двух схлестнувшихся маяр повредили бы Землям. Я подтвердил, что да в какой то момент меня накрыло видением Браголлах, а тогда тоже Саурон, прозванный в этих землях Гортхауэром вел войска и видимо его это сила и вызвала те мои видения. Это еще больше утвердило Эонвэ в его подозрениях, а меня до некоторой степени примирило с произошедшим.
И все же было ясно, что не многого добились они, все таки дождь и глубокая ночь отнюдь не способствовал их миссии и большинство локаций уже спали. Поэтому было решено на следующий день повторить.

Игру на следующий день я начинал на Баларе и поэтому с утра направился прямо туда. Пришел очень во время, Эрэйнион Гил-Галад, как раз собирался отплывать в Белерианд, так что я почти без промедления добрался до родных краев… Встреча с войском Запада была назначена в 10 утра на равнине Арверниэн и пока они не пришли Гил-Галад собирался пройтись в очередной рейд по побережью, как баларцы регулярно делали после падения гаваней Фаласа. У меня же были дела на
Амон-Эреб, ведь вчера я так и не смог встретиться с сыновьями Эльвинг и я отправился туда. На самом деле неловко перед Гил-Галадом получилось, он то думал, что я в его отряде пойду, а я бродяга-одиночка уже и забыл, как это. Мой отряд сгорел в Брагголах, второй мой отряд тоже погиб, но уже в Нирнаэт и с тех пор я или в одиночку партизаню или присоединяюсь к тем, кому могу помочь. Хотя… Ангарато вот всегда утверждал, что я балбес и у меня никакой дисциплины - наверное так оно и есть.
До крепости феанариони я добрался без приключений и застал взбудораженную крепость, полную людей, половина из которых кажется была вастаками. Поудивлялся, надо же, Маэдрос и вастаков приютил… Но ведь с другой стороны я вчера вон тоже смолчал. Кажется есть у людей поговорка - Кто старое помянет - тому глаз вон, а кто забудет - тому оба. Мысль по-своему мудрая, хоть и не понятно при чем тут глаза…
Наконец то я их увидел - двое мальчишек, уже не детей, но еще и не взрослых. Последний раз я их видел, когда им было всего по 4 года, они стояли на пристани держась за руки Эльвинг и смотрели вслед отплывающему Вингилоту. Эльвинг очень просила разыскать ее мальчиков, и сказать, что не проходило и дня чтобы она не вспоминала и не плакала о них, и что она не желала с ними расставаться. Элронд и Элрос переглянулись, Элрос взял брата за руку и сказал укоризненно и утверждающе - Мы не осуждаем ее... - Не мне, а себе и брату сказал, как напоминание… И я понял что все таки осуждают и ее и Эарендиля. Я думал они обрадуются узнав что мать не погибла и мне было горько видеть такую реакцию. Я не мастак красиво складывать слова, но как мог попытался донести мысль, что есть ответственность не только перед близкими и родными, но и большая - ответственность за народ, ответственность перед судьбой… И что быть лордом - это увы делать не то что хочется и даже не то, что правильно - а то что нужно... но я очень криво это сделал, так криво, что сам себя не убедил…

Нашествие людей в крепость было не случайным, выяснилось, что они шли на Эстоладскую ярмарку, заблудились, потом на них напали пауки и, я так понял, феаноринги пришли им на выручку. Маэдрос был тоже ранен и теперь все скопом лечились в Амон-Эребских палатах исцеления, заодно эльфы поделились с их шаманом противоядием и информацией, как врачевать подобные раны. Лорд Маэдрос попросил меня проводить людей до Эстолада, чтобы они уже наверняка не сбились с дороги. По-пути мы встретили энта и я долго пытался растолковать их вождю кто такие онодримы, что они разумны и почему они не ожившие деревья, а нечто иное. Кажется мне его переубедить так и не удалось.
Мы сперва дошли до “Целительского” хутора, потом до “Ярмарочного”, но оба стояли пустые, так что пришлось идти дальше, правда я уже не знал, как называются дальние хутора, но не хотелось оставлять людей посреди незнакомой им местности. Дальний хутор встретил вастаков не слишком приветливо, но я не особенно вслушивался в их беседу, решив, что это дела людей и меня они не касаются собирался уже было уходить, как напали пауки. Сперва их удалось отогнать и раненых повели на этот самый хутор, под защиту стен, как пауки внезапно вернулись. Я увидел, что замешкавшийся было хуторянин упал, а пауки почуявшие беззащитную добычу поползли на него. Увы воинов в тот момент было немного, не покусанных и того меньше и даже всем нам, включая меня, без копий было с ними не совладать. Какая-то лучница, еще совсем девчонка попыталась было кинуться на помощь, я отдернул за руку и приказал бежать под защиту стен, а сам кинулся к упавшему и накрыл нас обоих плащем. Это был не простой плащ, а “маскировочный”, когда то мне его подарил Аннаэль со словами - “Раз уж у тебя всё равно шило в жжжж длиннее собственного роста, и в безопасном месте ты всё равно не усидишь - так хоть минимизируем вероятность, что ты попадёшься.” Это было еще те первые годы после Нирнаэт, когда я пытался разыскать Гондолин и часто уходил в разведку по приказу Кирдана или передавал вести между разъединенными крепостями или их остатками. Когда пауки внезапно потерявшие добычу и не решившиеся напасть на хутор ушли я помог отнести мужчину к хутору, там уже оказывалась помощь всем пострадавшим, благо в Амон-Эреб их как раз снабдили всем необходимым. (И только после игры я узнал, что спасал ни много ни мало самого Тэвильдо (*большо-ой фэйспалм!*)). Убедившись, что люди дальше разберутся сами - я ушел.
Пробираясь по лесу я заприметил вдалеке какой-то отряд, подобравшись по-ближе, увидел, что это большой отряд орков и болдогов, они вели раненого эльфа, по облику которого я понял, что он явно из эльфов Амана, я затаился и подслушал, что они собираются идти к крепости. Так как в этих краях из крепостей стояла только Амон-Эреб, я поспешил к Арверниэну, где собирались войска, чтобы позвать на помощь, справиться с семью боевыми уруками под предводительством Болдога - мне было бы явно не по силам. К счастью мне не пришлось так далеко идти - я встретил небольшой отряд под предводительством Эонвэ, оказалось, что они искали Ингвиона - сына Ингвэ, предположительно захваченного в плен. По описанию я понял, что именно его я и встретил и повел всех кратчайшей дорогой к Амон-Эреб. То ли я ошибся, то ли орки передумали, но в в какой то момент я потерял их следы. Я остановил отряд и чуть вернулся, свежие следы вели не в Амон-Эреб, а в Эстолад, удостоверившись в этом я повел отряд Эонвэ к хуторам. Мы опоздали, если здесь бой и был, то не долгим, эстоладцы и вастаки, еще не оправившиеся после недавней встречи с пауками были для такого сильного отряда легкой добычей. Мы застали их врасплох, когда те разграбляли хутор. Болдог схватил Ингвиона за волосы и приставил к его горлу нож. А я укрывшись своим плащем начал медленно и осторожно подкрадываться сбоку и сзади, чтобы когда наши пойдут в атаку не дать добить сына Ингвэ. Я думал, что Эонвэ легко разгадает мой замысел и ждал сигнала. Я уже занял подходящую позицию, но Эонвэ продолжал переговоры. Я не верил своим ушам, Эонвэ снова давал им уйти, причем они еще в добавок забрали в плен целителя из разоренного хутора. Мы взяли Ингвиона, раненых хуторян и отошли, и я оглянувшись видел, как орки разоряли дома и пожирали мертвецов. Уже подходя к месту сбора войск мы встретили женщину из Эстолада, я как мог отговаривал не ходить ее туда, что там опасно, что в Эстоладе орудуют орки и что живых там никого не осталось, кто успел из людей, как и она сбежали в лес, раненых мы вынесли, а остальные уже мертвы. И нет, не надо туда сейчас возвращаться, даже чтобы похоронить убитых… Что еще мне оставалось ей говорить? - что Великие воины пришедшие с Запада вместо того, чтобы убить орков торговались с ними и выменяли жизнь своего сородича на жизнь безвестного человека, что они оставили орков пожирать тела павших? Мне было очень горько и стыдно…
Вернувшись я Арверниэн я увидел, большое сборище людей и эльфов, жизнь бурлила в этом небольшом укрепленном лагере. Там же я встретил Иримэ и только сейчас при ярком свете солнца я увидел серебряное кольцо на ее указательном пальце… (Я пошел и побился головой о ближайшую сосну - игрок не планировал и не хотел таких кактусов, но для персонажа уже было поздно… Как сказал потом Ласлант - сильная, красивая, смелая - в нее невозможно было не влюбиться!)

На этот раз я ни нашел ничего лучше, чем поговорить с лордом Арафинвэ о произошедшем в Эстоладе. На что он резонно заметил, что о мотивах Эонвэ мне следует спросить самого Эонвэ. И я очередной раз убедился, что стратега и политика из меня никогда не выйдет. Эонвэ избегал схватки т.к. нас могли ранить, а нужны били все силы, чтобы выступать на Ангбанд и он согласился чтобы лекаря взяли в плен потому что есть те, кто уже томится в плену и которым он очень необходим, чтобы они смогли продержаться до тех пор, пока мы их не освободим. Логику его соображений я понимал, но принять или смириться с нею - не мог.
Так же слов Арафинвэ я узнал, что они еще раз ходил к гномам Синих гор и их приняли откровенно враждебно. Гномам интересны только гномы, помогать эльфам они не намерены. Более того, есть подозрения, что они принимают и слушают кого-то с другой стороны. Я легкомысленно заявил, что ваниар просто не умеют разговаривать с гномами и не знают их обычаи. Еще до Браголлах Ангрод и Аэгнор вели торговлю с наугрим и я частенько бывал в Ногроде. Я знал их нравы, они были алчные, увлеченные, охотчие до новых знаний и очень любили, если им оказывали знаки почтения. Конечно после Дориатских событий отношения между эльфами и гномами очень сильно испортились. Меня попытались было отговорить, но мне было скучно сидеть и ждать сбора союзных войск, к тому же я был уверен, что смогу, если не договориться, то хотя бы выяснить с кем таким непонятным они ведут переговоры, если вообще ведут. Я заявил, что быть того не может, что наугрим могут перейти на сторону Ангбанда. Прихватил небольшой бочонок пива - проверенное средство для ведения переговоров с гномами и собрался в дорогу. Лорд Арафинвэ сказал, что мое шило столь велико, что высовывается с кончика языка, а Аннаэль возразил, что оно возвышается надо мной, как мачта в пору паруса ставить, Хьярмен заспорил, что к шилу неудобно реи приделывать, а дальше я уже и слушать не стал и ушел пообещав зайти в Амон-Эреб и напомнить, Маэдросу, что полдень уж миновал, а они все еще не выступили, хоть и обещали.

В Амон-Эреб снова было неспокойно, на этот раз это кажется было нападение волков. Собственно поэтому они до сих пор не выступили. К тому же у них снова укрывались, правда на этот раз не люди, а две эльфийки из Оссирианда, которых надо было проводить домой. Я предложил свою помощь, но девушки собирались столь долго, что я успел прикормить двух лис за воротами, заодно узнал у них, что со стороны Оссирианда на дорогах сейчас спокойно. В итоге я не выдержал, удостоверился, что Маэдрос и Маглор вот уже совсем почти выходят, забрал своих девушек (не ну сколько можно собираться то!) и повел их в Оссирианд. Сдал их там на руки своему старому знакомцу Вэньо и отправился дальше в Синие горы.
В свое время у меня в Ногроде был друг, молодой мастер по имени Кхеледул, немало мы с ним выпили пива. При последней нашей встрече мы на спор пытались перепить друг друга. Проснулись утром в обнимку под столом и что самое обидное оба не помнили кто победил, договорились, о реванше при следующем моем визите, но увы не срослось, через 2 месяца случилась Браголлах…

Пришел я в неудачное время - во время похорон узбада Белегоста, но учтивые речи и бочонок пива примирил гномов с моим появлением.
Ох, Каланча, не ко времени ты пришел вздохнул Кхеледул
Сейчас в какой дом не приди - всегда не ко времени будет, всем есть кого оплакать и вообще, Борода, сколько раз тебе повторять меня зовут Арминас от - Ар- высокий, Минас - башня…
Ну… а я так и говорю - его глаза сверкнули со старой знакомой усмешкой, но она тут же погасла
Хитрого гнома было не переупрямить. Кхеледул очень изменился за эти сто лет, стал подозрительным и скрытным, к тому же я с удивлением узнал, что он умудрился стать узбадом Ногрода и теперь пожалуй не крикнешь ему, как бывало раньше: - Кхеледул рукхоздоп килак муну! (Кхеледул, криворучка, вылезай из-под стола! (гномск)) Наверное я действительно приехал не ко времени, Кхеледул ранее не дурак почесать языки сейчас не больно то рвался что-то рассказывать. А наоборот, будто избегая меня полез в шахту.
От я попа-ал… - услышал я его голос из-за стены, где были гномские шахты - к Ногроду подошла армия орков…
К моему огромному удивлению они вели себя относительно мирно и потребовали для начала старшего для переговоров, гномы пошушукались и вперед вышла самая старая гномская старушенция, которую я когда-либо видел. Тогда орки потребовали, чтобы с ними говорил узбад, старушенция ответила, что узбад нонеча в шахте золото копает и ему не до глупостев. Орки сказали передать узбаду, что их с гномами общий господин Саурон призывает гномов на помощь Ангбанду, на что гномы начали возмущаться что с каких пор Саурон им господином стал - у них свой узбад есть, который вот сейчас в шахте сидит и по-умному не вылазит. Тогда орки стали просить, чтобы им открыли ворота, они по доброму войдут и даже оружие снаружи оставят и подождут их узбада.Что у орков и гномов общие враги - эльфы, они де плохие, гномов не уважают, обзывают недомерками и еще по-всякому… Я только стоял положив руку на клинок и хмыкал - однако очень интересный разговор мне довелось услышать. Но гномы все равно ворота не открыли. Тогда орки сказали, что они скоро вернутся за ответом и отошли к Белегосту. А гномы Ногрода загалдели возмущаясь наглости орков вообще и Саурона в частности.
Потом кому-то в голову пришла здравая идея, а не отравился ли блеклыми рудами их узбад так долго сидучи в шахте и какой-то молодой гном вышел через тайную калитку и в скором времени притащил действительно отравившегося и обвисшего на его плече Кхеледула, вокруг которого начал суетиться их целитель.

Не знаю о чем говорили орки с гномами Белегоста, но видимо получили отказ. Так как в Белегосте не было таких ворот, как в Ногроде, которые надо штурмовать только тараном, а была просто большая дверь орки выбили эту дверь и начали штурм Белегоста, я был очень удивлен, что гномы Ногрода не поспешили на помощь своим сородичам. Кажется, судя по крикам гномам Белегоста все же кто-то подоспел и они вместе отбивались от орков, потом послышался грохот обвала, я так понял отступающие гномы оставили Белегост, ушли в свои шахты и обвалили скалу. Но даже когда бой затих Ногродцы не спешили вылезать из под земли, казалась судьба соседей их вовсе не волновала. Я спрашивал есть ли другой выход из Белегостских шахт, потому что судя по обвалу Белегостцы и их защитники, так просто оттуда не выйдут и как Кхеледул могут отравится вредными испарениями, если слишком долго там просидят. Ну и вообще надо же узнать насколько там все плохо, ведь им наверняка нужна помощь, но без приказа узбада гномы не хотели выходить из своего убежища. А узбад сейчас был временно не дееспособен. Поэтому я обозвал их рукхоздопами (гномье ругательство, оно не слишком подходило для подобного поведения, но других я все равно не знал) и сам пошел смотреть что там случилось и действительно ли ушли орки?
Перед разрушенными воротами Белегоста я нашел следы битвы и тяжело-раненого эльфа, я его перевязал (у меня как у бывалого разведчика и бродяги все самое необходимое всегда с собой было) и понес в Ногрод, Но эти тупицы меня с раненым обратно не пустили, вернее меня готовы были пустить, а вот его нет, я расстелил свой плащ и постарался устроить раненого поудобнее. Очень повезло, что именно в этот момент со стороны ногродских шахт выползли растрепанные Элронд и Элрос и еще несколько эльфов - это именно они помогали Белегостцам отбиваться, а Ногродские и Белегостские шахты под землей оказывается все таки соединяются. Не обращая на меня внимания они кинулись к раненому, увидев что моим найденышем занимаются, я все же решил закончить разведку и снова отправился к Белегосту. Его ворота были разрушены и завалены. С трудом перебравшись через завал, я оказался в залах Белегоста. Трудно разрушить гномий город, но разграблен он был знатно, то, что могло быть уронено или поломано - было уронено и поломано. По развалинам уныло бродили несколько гномов, все были ранены, несколько очень тяжело.
Я вернулся в Ногронд, сказал, что орки ушли, Белегост полуразрушен и там выжившие, которым не помешает помощь соседей. У меня было ощущение, что я чуть ли ни пинками выгнал нескольких гномов, чтобы через общие шахты принести тяжелораненых и оказать помощь сородичам. Кхеледул был все еще в не лучшем состоянии, а я был слишком зол на гномов. Я понимаю, когда они отказывались помогать эльфам освобождать Белерианд, надеясь отсидеться в своих горах, но когда они вот так относятся к своим же сородичам - от таких гномов ничего хорошего ждать не приходилось!!! Хоть я и не выяснил того, за чем пришел, я увидел достаточно и мне было противно там оставаться, то, как они себя вели было, в общем это было даже не по-гномски! Единственное я посчитал, что даже если и были у них контакты с Сауроном, то теперь, после того, что учинили в Синих горах орки гномы врятли окажут хоть какую то поддержку Северу. И я ушел.

По-пути встретил Эдэниля из нандор, мы перекинулись парой слов и обменялись новостями, он представил мне своих племянников, чьих имен я не запомнил. Юношей очень интересовало мое путешествие с Эарендилем, особенно та, часть, где к нам прилетела Эльвинг, они все расспрашивали и расспрашивали в подробностях о ее судьбе, о том не вернется ли она с войском Амана. Я, если честно удивился, до этого всех как-то больше Эарендил интересовал. Даже ее родные сыновья не так расспрашивали и спросил юношей почему их так интересуют подробности? На что мне вернули вопрос - с чего это я посчитал их юношами? И тут я пригляделся и сам удивился - они были совсем взрослыми, явно давно вышедшими из подросткового возраста с резкими чертами лиц и подозрительным прищуром глаз. Вот глаза - сказал я им - по ним видно, что хоть вы и выглядите зрелыми мужами, но по глазам видно, что не так много лет прожили вы, по крайней мере по меркам эльфов… Эдэниль перебил меня и сославшись на срочные дела мы распрощались, а я пожав плечами и выбросив из головы странную встречу пошел дальше.

Сначала я подумал, что заблудился и вместо березовых рощ Арверниэна вышел сразу к морю, но нет поплутав немного вокруг я понял, что это море пришло на эти земли , тем более я видел остров и приглядевшись мог рассмотреть временные укрепления созданные войсками Запада и множество баларских кораблей бросивших якорь на тех берегах. Видимо изменения о которых говорил Эонвэ уже начались. Но вот как до них теперь добраться? И я пошел строить лодку. Я уже заканчивал, когда подошла довольно большая группа там были Элронд и Элрос и другие эльфы, которых я видел у Белегоста, Эдэнэль со своими племянниками и несколько людей. Они тоже удивлялись увидев наступившее море и искали пути переправиться.
Я сказал, что я уже почти закончил лодку, а как дострою возьму с собой еще кого-нибудь и мы доплывем до острова - там есть корабли и мы вернемся за остальными.
Но тут видимо нас разглядели с острова, волны расступились и по узкой песчаной отмели к нам подошел Эрэйнион и провел нас на остров, как ни обидно было, но недостроенную лодку пришлось бросить, вот нет бы он на пару минут позже нас увидел…
Пока меня не было, многое случилось, в частности, удалось освободить нескольких пленных… Они уже поправлялись, но некоторые их раны было не так просто исцелить. Среди них я встретил Гэрэта - сына моего погибшего друга из Дортониона и Ласланта с которым мне довелось служить в Хитлуме, именно он спас меня в Нирнаэт, вывез на коне из боя и передал целителям. Именно он по иронии судьбы и оказался женихом Иримэ…
Я ходил по острову кругами и маялся… Уже прошло минут 20, и ничего не происходило. Я НЕ умел так долго бесцельно оставаться на одном месте, а уйти с острова не мог, не угонять же корабль в самом деле... Не представляю, как некоторые из здесь присутствующих сидели здесь с самого утра, я сходил с ума, пока кто-то добрый не подал мне ценную идею сходить перекусить - О! Еда! - сказал Арминас. И правда! сказал Арминас, а то ведь я так еще и не позавтракал...- было около 5-ти вечера…

Я как раз успел к тому моменту, как войско начало выступать. Мы переправились на кораблях и снова встали ожидая, пока переправятся все оставшиеся. Я увидел потерянно озирающегося Гэрэта.
- Неужели ты тоже идешь туда? - Да. - я критически осмотрел его, - Ты же без оружия? - А у меня нету, как-то растерянно сказал Гэрет. Я протянул ему свой кинжал. Что еще делать, не отговаривать же его…
После я отошел на край поляны и начал всматриваться в лес, заметил, что Таурандир с Балара занимается тем же самым, мы молча кивнули друг другу, он отошел на другую сторону, где тоже занял наблюдательную позицию. Я влез на поваленную сосну, чтобы получше просматривать лес в округе и тут ко мне подошел лорд Арафинвэ и попросил пока следить за периметром, чем я собственно уже итак без приказа занимался, а во вторых, когда пойдем - разведать дорогу впереди на предмет засад. Ну хорошо хоть кто-то догадался заслать вперед разведчиков подумал я… и мы с еще несколькими следопытами выдвинулись вперед основной армии. На подходе к Анфауглит удалось засечь летучую мышь, но она летела высоко и сбить ее не представлялось никакой возможности. Местность была очень пересеченной и мы подошли уже к самым подножьям скал, здесь чувствовалась злая, давящая атмосфера, начали попадаться огненные расщелины, так что я двигался очень осторожно. Засад не было, наоборот нависала гнетущая тишина - значит о нашем приближении знали и были готовы. Наконец меж скал я увидел черные ворота Ангбанда, на которых висел распятый Маэдрос. О чем доложил, стараясь не смотреть в лицо резко побледневшего от гнева лорда Маглора. Мы перестали таиться и выстроились в боевые порядки перед воротами. Я укрывшись в свой плащ подобрался почти к самым воротам, чтобы попытаться незаметно перерезать веревки Маэдроса, да так там и остался, потому что понял, что Нэльяфинвэ Майтимо Руссандол уже мертв.
Начался штурм.
Сначала мы справлялись неплохо и уже почти продавили первую линию обороны и обрушили ворота, но тут повалили багровые дымы и вышел огненный демон, на поединок с ним вышел Макар - майа Тулкаса и поверг его. Но тут появился и второй балрог в отличие от первого он не принял поединка, а пронесшись мимо врубился в войска эльфов нанеся большой урон, прежде чем Макар и Меассэ оттеснили его. Наконец, с помощью майар удалось проникнуть за железные врата. До сих пор это удавалось лишь единожды Гвиндору и эльфам Нарготронда. Когда пошли дымы, мне пришлось спешно отступить и теперь я находился с совершенно противоположной стороны от ворот, чем в первый раз, видимо это меня и спасло, потому что повалили черные дымы и вылез огромный черный дракон. Эльфы, даже ваньяр в ужасе бежали перед ним. Когда Анкалагон был повержен - наступила небольшая передышка, кажется обе стороны взяли паузу приходя в себя от столь эпического выхода дракона. У меня нашлось время оглядеться, куда меня занесло в суматохе. Рядом оказались Ласлант и еще одна из бывших пленных со страшными застарелыми ожогами на правой стороне лица. Я заметил, что Ласлант неловко движется, а на белой рубашке расплывается кровавое пятно. Но он упрямо ожидал следующего штурма и даже не думал чтобы дойти до целителей и перевязать раны. Как почти каждый, кто побывал в плену сейчас он жаждал мести, а глаза его сверкали гневом. Было ясно, что добровольно он не отступит и на полшага пока не упадет. Я предложил ему свою помощь, благо моего опыта хватало, чтобы определить, что рана не слишком тяжела, копье скользнуло по ребрам и не задело легкое. Ласлант, упрямец такой отказался даже сесть, пока я его перевязывал, а только склонился опираясь на меч и тяжело дыша. Когда я закончил перевязку, я понял, что могу большее, не осознавая толком, что я делаю, я положил ладонь поверх его раны, не боясь причинить боль, потому что знал, что боль его ушла и начал соединять рассеченные сосуды и стягивать края его раны. Через какое то время он неожиданно выпрямился и задышал легче, поблагодарил коротко и пошел на очередной начинающийся приступ Черной твердыни. А я не пошел т.к. почувствовал слабость и даже на несколько минут опустился на землю. (После того, как я сплавал в Аман - туда и обратно - у меня пробудился Дар целителя, вот только я о нём волею мастеров не знал, пока он действительно не понадобился. Даже когда я перевязывал раненого эльфа у ворот Белегоста он дремал и только сейчас настиг меня в полной мере.)
Когда я нашел в себе силы двигаться дальше, бой шел уже где то в районе второй линии обороны Ангбанда и я поспешил туда.
Я с удивление посмотрел на меч в своей руке и понял, что напрасно я пытался столько лет как следует овладеть им. Мои наставники, учили, что я должен полюбить клинок, благородное оружие любовно выкованное мастером, что должен почувствовать его, как продолжение моей руки, но сталь никогда не звенела в моих руках, клинок - не пел, как бы я ни старался и я в конце концов махнул рукой поняв, что мне никогда не стать мастером. А сейчас - это был даже не инструмент - это был кусок отполированного заточенного металла - совсем мне чуждый. Поэтому я не пошел вперед, а остался в числе тех, кто не был ни целителем, ни воином и занимался тем, что выносил раненых с поля боя или оказывал первую помощь. Внезапно ко мне подошла Уинен и попросила присмотреть за ее короной т.к. боялась потерять ее в пылу боя, а у меня впрочем как всегда был при себе заплечный мешок, куда я мог ее положить. Там же, среди тех кто выносил раненых была и Иримэ, так что я решил остаться рядом, чтобы прикрывать ее, если что. Так и было, пока враг не пошел на очередной прорыв и я как-то неожиданно оказался среди общей схватки, отбив несколько клинков я словил сперва удар в правую кисть, потом копьем в корпус и честно повалился на землю забыв, что кисть не считается. Я постарался закатиться поглубже к стеночке, так что меня не добили. Вспомнил, что кисть не считается, решил, что наверное на нее в пылу схватки, не заметив раненого меня (я ж свой маскировочный плащик в котором к Маэдросу подбирался так и не снял, некогда было) , наступили, переломав тяжелым сапогом пальцы (тем более они болели совсем по-настоящему). И когда орки вновь отступили наши мне помогли добраться до спешно оборудованного госпиталя. Уже порядком измученные целители лишь сняли боль, да перетянули ребра и руку. Раненых было очень много, меж ними ходила Меассэ - тоже майа Тулкаса и желающие могли принять ее исцеление. Мне уже доводилось видеть, как исцеляет Меассэ - не только унималась кровь и закрывались раны, но изменялся взгляд принявших ее исцеление, становился слегка безумным, а их сердца наполнялись гневом и эльф в пагубном бесстрашии вновь подымался на битву - таков был дар Меассэ. Многие эльфы принимали его, сжигая себя, в отчаянной надежде - да, они готовы гибнуть, они готовы гореть, но Черная твердыня должна быть разрушена! И Это было страшно… Я видел, как целители пытались исподволь заслонить своих пациентов от ее взгляда, как отчаянно глядели на тех, кто принимал дар Меассэ. Было в ее даре что-то неправильное, наверное не зря они с Макаром в свое время были на стороне, того, кого сейчас называют Морготом. Я поспешно постарался встать на ноги, чтобы не стать объектом ее внимания. Один же раз у меня уже получилось! Я увидел Вэньо, он опустив голову старался не смотреть, как Меассэ, опустошив госпиталь вновь уводит эльфов на битву. Я позвал его и сказал: - Не знаю как, но во мне открылся Дар Целителя, научи меня пользоваться им, я чувствую, что сил у меня много, а использовать их не умею…
Вэньо меня понял моментально, схватил за руку и с надежной внимательно посмотрел в глаза.
Для начала успокойся, обстоятельно начал он - Представь будто ты весь тихая вода. Видишь, темные пятна в воде? - это твои раны, они мешают правильно течь воде. Направляй туда свою воду, пусть она омоет пятно. Не спеши… плавно… еще плавнее… Куда ж ты торопишься! твоя рана аж чуть ли не искрится и кровь из нее толчками плещет!. Успокойся. Плавнее. Подмывай ее, как река подмывает песчаный берег, осторожнее, как отмачивают бинт присохший к открытой ране…
Наверное Вэньо был не слишком прав выбрав для примера воду, он из синдар, хорошо помнил лесные тенистые ручьи и мшистые озера Дориата. У меня же в памяти грохотали горные реки Дортонионских Нагорий, а после недавнего путешествия в компании Оссэ, представить себе спокойную воду - вообще было непросто. Но что-то все же начало получаться и когда я снял повязки обнаружил, что рана все-таки затянулась, двигаться и дышать больше не мешала.
Оглянулся и увидел мертвого Ласланта…
Вернее умирающего… и Иримэ прильнувшую к его груди…
Не сразу я понял, что она зовет его с тропы Мертвых. Подошла Меассэ, глянула и бесстрастно сказала, что этот воин уже не встанет. А я холодея от ужаса понял, что если так, то Иримэ сейчас уйдет вместе с ним. Она уже столько раз его теряла, что в этот раз не отступится… И я бросился ей на помощь, ее сил может не хватить чтобы удержать Ласланта, так хоть может я смогу не дать ей сорваться в пропасть… А потом я увидел, что нет, что есть только один способ не дать ей уйти. Даже если я ее удержу - это будет неправильно, поэтому надо во что бы то ни стало спасти Ласланта! (Надо сказать что Альквенаро честно пытался умереть, потому что с 6-ю критическими ранениями не живут, потому что даже Меассэ отступилась от него, но мы с Иримэ его не пускали. В конце концов, как последнее средство против упрямых нас Альквенаро предложил спросить у мастера. У меня порою бывает на играх, когда цели игрока и персонажа смешиваются, поэтому я вскочил и побежал прямо сквозь бурелом в обход Ангбанда, мне нужен был не просто мастер, а обязательно главмастер. Найти его во время финального штурма не сложно, сложно добиться его внимания. Не уверена, что Фирнвэн в полной мере осознала, что я от нее хочу, но ее ответ был: - Убедили, что выжил - значит убедили!)
Иримэ по-прежнему держала его фэа на пороге, но что я мог сказать ему? В голове вертелось: - Если умрешь - я сам тебя придушу! или Я тебя в Мандосе найду и морду набью, или Я тебя никогда не прощу, если сейчас ты оставишь ее одну - идиот ты эдакий! Нда, этим пожалуй сложно будет убедить кого-то вернуться с порога, пусть его лучше Иримэ зовет, а я постараюсь сделать так, чтобы его фэа было куда возвращаться. Увы принцип сила есть ума не надо здесь не работал. Чтобы лечить нужно быть спокойным и сосредоточенным по крайней мере такому новичку, как я. Мой Дар был велик - я ощущал в себе силы свернуть горы, но горы как раз сворачивать было не нужно. Как учили? - Осторожно… медленно… еще медленнее. Я не мог! Эмоции и силы бушевали во мне и у меня ничего не получалось. Я пытался настроиться, почувствовать Ласланта - но понимал, что хочу спасти бывшего друга не ради него самого, а это было неправильно. Не может Целитель что-то там лечить в таком душевном раздрае, но иначе нельзя! И я все пытался - Ласлант, кретин -, если ты все же хочешь, чтобы кто-то тут все же обязательно ушел в залы Мандоса - пусть это буду я!!!
Как ни странно - это помогло. Я все же сумел на него настроиться, криво, неправильно, истратив столько сил и желания, что рана, такая же, как на Ласланте открылась и у меня. Хорошо, что я начал с не очень опасной раны на бедре. Себя я уже лечил и поэтому смог справиться. На мне и на нем рана заживала одинаково и я наконец то сумел как то сосредоточиться, кровь толчками выходила из его ран, края подрагивали, но они затягивались. Вэньо с ужасе замер, глядя на то, что я творю, кажется он одновременно хотел оттащить меня за уши от пациента и при этом боялся даже дышать, чтобы не помешать мне. Думаю в Арде еще ни разу не было более грубого и топорного исцеления с использованием Целительского Дара. Ласлант потерял очень много крови и часть ее - моими неаккуратными стараниями. Я сжег прорву его и своих сил… Но он не умер. Я лег подле него, сил не было. Штурм Ангбанда еще продолжался. Я подумал о других раненых, я мог бы им помочь, с ними было бы намного легче, чем с Ласлантом. И подумал, что наверное я не прав в своем эгоистичном желании помочь одному, почти не имеющему шансов, тому кто должен был умереть в обмен на многих других, наверное это было неправильно, нерационально… кажется дальше я просто уснул…

Проснулся я от того, что госпиталь эвакуировали. Ангбанд рушился и надо было спешно выносить тех, кто не мог идти сам. Я сумел подняться на ноги, но понял, что на большее сил у меня пока не хватает.
Я видел как вывели Моргота в оковах, но даже это зрелище не вызвало у меня эмоций. На лицах вокруг читались следы предельной усталости.Лорд Арафинвэ стоял тяжело опираясь на щит, вернее на два щита, уж не знаю кому еще принадлежал второй щит с его гербом, но хозяина явно не было. Когда мы двинулись - я предложил ему свою помощь и он с благодарностью ее принял. Так я и шел со щитом, но без меча. Ведь мой еще в госпитале подхватила какая то дева, принявшая исцеление Меассэ и пошла в бой с двумя мечами, больше я ее не видел.
Как ни странно щит со знакомым, почти родным гербом вернул ко мне ощущение реальности - более сотни лет назад я носил такой же…
Было ощущение, что произошедшее было второй Нирнаэт, в которой на этот раз волею случая, при помощи нескольких присоединившихся к нам майар мы каким то чудом победили. Да, победили - это не укладывалось в голове, дорого мы оплатили эту победу, гнев опустошил наши души. Это были не только мои ощущения, я говорил с несколькими эльфами, они были убеждены, что это не пришедшее Войско запада выиграло эту войну, это народы Белерианда ее выиграли. И от слишком многих я слышал слова - Вторая Нирнаэт.

Я узнал, что Аннаэль и Гэрэт и многие из тех, кого я знал погибли, никто не знал о судьбе Эрэйниона, но позже выяснилось, что Звездный свет - сын Фингона погиб тоже. Узнал, как отряд бывших пленных, среди которых кстати был и Ласлант ворвались в тронный зал Моргота пробравшись старыми штольнями, где когда-то трудились рабами и нанесли удар с тыла, переломив этим ход битвы. Что Моргот приказал обрушить потолок и Звездные камни Феанора остались погребены под обломками и никто не стал пытаться их доставать, так как потомки Мастера, дававшие клятву к тому моменту уже все были мертвы. А потом пришло Море и затопило руины.

Мои ноги шли знакомой тропой и я удивился, когда шедший впереди Эонвэ зачем то начал поворачивать в сторону. Я окликнул его, а он жестом показал, что наш путь пересекала широкая пропасть.
- Арминас, если ты еще можешь найти в себе силы, то было бы хорошо, если б ты смог идти впереди и разведывать дорогу. - И я пошел.
Уходя от Моря мы подошли к окрестностям бывшего Амон-Эреб, где и встали лагерем. Там от Иримэ я узнал, что при эвакуации госпиталя она потеряла из виду Ласланта и не знает куда его унесли. Я предположил, что тяжело-раненых могли эвакуировать в Оссирианд и высказал намерение сейчас же пойти его искать, она отправилась вместе со мною. Мы оставили новый лагерь и двинулись в путь, благо до Оссирианда идти нам не пришлось. Ласлант нашелся раньше его приютили бродячие эльфы (хотя чего уж, теперь все эльфы были бродячими и люди тоже), я так понял - его старые друзья. Он спал и Иримэ пошла к нему. Я присел на землю, там где стоял, закутался в свой старый плащ и сам не заметил как крепко уснул (задремал по-жизни)... Надо взять себе на заметку - впредь никогда не засыпать завернувшись в эльфийский маскивочный плащ,- я не слышал, как друзья меня зовут и если бы Иримэ случайно об меня не споткнулась, так бы и остался один в тех кустах. Конечно это отнюдь не самая большая неприятность, но зачем волновать товарищей. Тем не менее, короткий сон придал мне сил и здорово взбодрил.
Когда мы подошли к лагерю близ Амон-Эреб Эонвэ как раз рассказывал, что нолдор прощены, запрет снят и теперь желающие могут вернуться в Аман. Надо же - теперь мы все снова можем вернуться ДОМОЙ!!! Наконец-то! А потом он начал рассказывать, что людям будет дарована другая земля - на западе поднят с глубин огромный остров богатый и разнообразный, где каждый сможет найти себе место по-душе. Он так расписывал этот остров, что мне тоже захотелось в Нуменор. А затем я еще вспомнил наши странствия и огромные неизведанные Земли на Юге и Востоке… и всерьез задумался… Домой хотелось невыносимо, но и Серые земли уже стали мне домом, да и новые неизведанные места манили ничуть не меньше. И я спросил Эонвэ, дозволено ли тем, кто вернется в Аман будет иногда приплывать в эти земли, если он по ним соскучится… - Но расстояние огромно начал было он - Это не беда, дорогу я уже знаю - отмахнулся я… - Обратная дорога не закрыта - устало ответил Эонвэ. А Арафинвэ укоризненно посмотрел на меня (и в его взгляде читался Огро-омный фэйспалм).

Нет, это еще не конец.

Я решил плыть на Запад вместе со всеми, но перед этим посчитал нужным закончить еще одно дело, которое вот уже некоторое время ощутимо покалывало меня в ягодицу в прямом смысле этого слова. А именно - вернуть корону Уинэн и потому поспешил эгм в том направлении, где по моим расчетам это можно было сделать. По-пути уже в темноте меня по чистой случайности нагнал Кхеледул, он сказал, что Синие горы трясутся и разрушаются и он ищет пути на Север, чтобы увести свой народ. И тут он резко затормозил впереди мерцала вода. Кхеледул выругался на кхуздуле словами, которые я не знал и не смотря на мое предложение попробовать обойти новый залив развернулся и побежал обратно, я же приблизился к воде, пытаясь отыскать новую дорогу. Я прошел еще немного вперед и тут разыгралась буря. Я увидел яростного Оссэ, а впереди него пожирая землю бежали волны… Извиняюсь за дальнейшее отсутствие высокопарного слога, но разговор у нас вышел примерно следующий:
- Эй, Оссэ, ты чего, это же я, ты чего своих не узнаешь!?
- Мне пофигу, я Белерианд топлю!
- Не надо меня топить - я же несу Уинэн ее корону!
- Не видишь, я бушую…
- Но…
- Беги дурак!!!
Да блин не туда…

В общем нам обещали идиотскую и нелепую смерть и кажется я ее огреб…
Так что я одел белый хайратник и решил хоть уже в таком виде донести Уинэн этот злосчастный венец… Баларцы во главе с Кирданом сидели на какой то скале и понятия не имели, где сейчас Уинэн. Решив, что по темноте я ее сейчас все равно не найду я пошел в Мандос. Привратника почему то не было на месте, но я увидел кого-то внизу и пошел в глубь Чертогов Намо. ВНЕЗАПНО это была Уинэн, что она там делала я понятия не имел, но я конечно же сразу же пожаловался ей на Оссэ. Она поворчала, что ох уж этот Оссэ. А потом жалостливо посмотрела на меня.
- То есть ты утонул, потому что понес возвращать мне корону? - я кивнул.- Бе-едненький… ну тогда считай, что на этой короне ты и выплыл…
Ну что. Я снова надел белый хайратник и пошел обратно…

Наткнулся в темноте на каких то эльфов, которые еще доигрывали, но при этом не Запад еще не уплыли. Они собственно и нашли чуть не утонувшего меня выброшенного на берег. После того, как я откашлялся, первая фраза, которую они от меня услышали была - Идиоты не тонут! После того, как я согрелся у костра и немного обсох, я осознал что мое нынешнее настроение отнюдь не соответствует их настрою и чтобы не мешать им переезжаться на тему уходить на Запад или не уходить на Запад, решил дойти до Оссирианда или опять навестить гномов (Кхеледул еще давным давно обещался меня напоить пивом!) И мое неутомимое шило вновь погнало меня в дорогу. Оссирианд мерцал огоньками был прекрасен и как обычно практически безлюден, то есть простите безэльфен, По пути я еще встретил энтов, которые любезно показали мне обход мимо болота (игрового, на пожизневые мне уже давно было безразлично) и даже немножко проводили в сторону гор. Но видать энты что-то напутали, потому что когда я пришел, то обнаружил, что это не Синие горы, Белерианда, а самый что ни на есть Казад-Дум! Там пели разудалые песни у костра и я решил, что с меня пожалуй хватит. Играть в округе совершенно не с кем и пора закругляться. После чего я ушел на Балар петь песни (в отличии от гномов там пели эльфийские песни и вообще было правильно).

Думаю в дальнейшем Арминас все же вскоре добрался до побережья и все таки доплыл до Амана. Он почти наверняка поселился на Тол-Эрэссэа, взял свое старое имя Аэрандир, что означает Морестранник и до конца Арды путешествовал. Павал и в Нуменор, и в Средиземье, поднимался по устью Андуина и ходил на самый дальний восток, а может быть и в Авалоннэ...

@темы: Ролевое, Отчет с игры, Мемуары

URL
Комментарии
2015-08-13 в 00:36 

Elwen Laurlas
Эмм... Если честно, я не помню, как звали жениха Иримэ, но по-моему мы с ним таки не были тезками. Или я где-то как обычно протупил..

2015-08-13 в 00:52 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Альквэ звали Ласлант, Лассэлантэ. :)

2015-08-13 в 01:03 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Elwen Laurlas, firnwen, - да знаю, я как его звали, просто какой то клин мозга, ведь вначале я его правильно называла. Уже поправила:)

URL
2015-08-13 в 01:11 

Shai Iril
move, shoot, communicate
Какая чудесная судьба. =) Очень рада за Арминаса, и отдельно благодарна ему за спасение Ласланта.

2015-08-13 в 01:13 

Элерика
сферическая раздолбайка в вакууме
Спасибо тебе дорогой, вернейший друг! Именно начиная от встречи с тобой во мне проснулась надежда. Та, которая амдир)
Честно, у меня, когда я поняла, сколько боли и горечи невольно тебе приношу, просто сердце разрывалось, и я конечно совсем не понимала, чем могу помочь.
Никто не мог сделать для меня большего, чем неоднократно спасать жизнь моему жениху, да еще так. Когда я увидела тебя спящим в плаще, совершенно вымотанным и лечением, и дорогой... А еще и меня провожать пошел... В общем, мне было до слез обидно, что такая неприятность, как невзаимная любовь, случилась именно с тобой. Как-то особенно остро.
Прости меня, что на твои чувства могла и впредь смогу ответить только самой искренней и нежной дружбой. Надеюсь дома тебе станет лучше!

2015-08-13 в 01:16 

Gwailome
Feed my void, What you're waiting for?...(c) Blind Guardian
Потрясающе, как можно столько запомнить

А ощущение, что битву выиграли народы Белерианда по мне (и игроцки, и персонажно) только правильно, если бы она была подарена Воинством Валар, разве это ее не обесценило бы?

Исцеление Меассэ конечно охренительно :heart:

2015-08-13 в 01:38 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Противоядием - они с нами. Информацией о том, что это противоядие - мы с ними. :)

2015-08-13 в 02:43 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
Ну что, поднимите руки, кто ещё спасал рядового Райана Ласланта... :D
Кстати, квэнья я в целом знал. Но - обычный, а не этот извращенский ваньярский диалект!

2015-08-13 в 03:35 

chow-chow
Здорово! Арминас жег! :-)

2015-08-13 в 07:47 

Shai Iril
move, shoot, communicate
Хэлле, много нас таких. =)

2015-08-13 в 08:46 

Jin.
[NoName] Пока есть ноги - дорога не кончается. Пока есть жопа - с ней что-то приключается! (с)
Друг нашего отца, ты нас перепутал ^^
Отличный художественный отчет. Приплывай посмотреть на Нуменор, я буду ждать ^~ И не ругай нас за маму с папой, мы правда рады, что они живы.

2015-08-13 в 09:10 

gnomoved
Вот вы эльфы, блин, доверчивые... XD
Ты ещё не знаешь, так что рассказываю: когда ты приходил, я был ещё в относительном адеквате и держал Ногрод в нейтральной позиции. Но после твоего ухода был сильный обвал, и к нам приходил тёмненький майа Инголдо, который зазвал нас идти на Север и заодно притемнил троих гномов незаметно даже для них самих. Я подумал и реально хотел вести туда королевство, но к тому времени Север затопило.
Я ЖЕЛАЛ затемнить эту локацию, и затемнил бы с большим вкусом. Четверо персонажей (включая бабку) были под заклятиями тёмных майар. Только один персонаж яро сопротивлялся, и мы бы его просто укокошили. Так что "гномы никуда не пойдут" - это было очень опрометчиво. За такую опрометчивость эльфы могли получить удар в спину... Но не получили., и то хорошо.

2015-08-13 в 10:25 

Yulian
Держись своих!
Арафинвэ стоял тяжело опираясь на щит, вернее на два щита, уж не знаю кому еще принадлежал второй щит с его гербом, но хозяина явно не было.
...представил эту картину, и прямо-таки "накрыло"...

Он почти наверняка поселился на Тол-Эрэссэа, взял свое старое имя Аэрандир, что означает Морестранник и до конца Арды путешествовал.
И корабль его назывался "Шило" :-D

А про гномов я тебе говорил, что с ними неладно, и дело не только в их дурном характере.

Спасибо за отчёт! :)

2015-08-13 в 10:27 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Yulian, протестую, этот корабль должен называться "Гарпун". :)

2015-08-13 в 10:28 

Ekete
Я и не подозревала, насколько впечатляющее у Арминаса шило) История неудавшегося утопления особенно удалась)

2015-08-13 в 10:45 

gnomoved
Юлиан, а вот как вы дошли, что с гномами неладно? :) Мы особо не палились, просто вели себя как засранцы, но засранцы нейтральные, а не тёмные.

2015-08-13 в 12:15 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Shai Lerindo, ну судьба не плохая, но на мой вкус и темперамент слишком какая-то "Лермонтовская"...

Хэлле, - Что до спасения Ласланта - блин иметь такую невесту и настолько себя не беречь! Мне мозг взрывало - идти штурмовать Ангбанд в расстегнутой белой рубашкой и со "шпагой"... (я так догадываюсь тут у него без белого (или черного) пламени тоже не обошлось?) Альквенаро красивый игрок волей неволей хотелось его сберечь... Ну а для меня это было в какой то момент принципиально важно, считайте я фэй словил.
Хотя блин мне до сих пор стыдно перед ним, потому что этим безумным исцелением наперекор всем правилам - я откровенно над ним снасильничал...
Все равно с переводом прикольно получилось :gigi:

Элерика, - не переживай так за меня, я конечно не ожидал со стороны судьбы такой подставы, но не все так плохо, как ты думаешь, по крайней мере ни о какой горечи или сожалении речи точно не идет.
Но вообще оно конечно было все объяснимо, представляешь 12 лет в плаванье, а тут прекрасная дева, которая к тому же и кормит :) - ну не мог я не влюбиться... А когда понял, что зря это сделал - честно старался быть не навязчивым и очень не хотел, чтобы ты о чем-то догадалась, прости что мне это не удалось (когда это кстати произошло?). Меньше всего на свете мне хотелось, чтобы тебе было грустно - не важно по-какому поводу. Конечно же я с радостью принимаю твою дружбу, да и Ласланта, если он захочет.
И вообще не так уж плохо все вышло, ты представляешь какая морока влюбиться в такого бродягу как я? :)

Gwailome, Знаешь, не знаю как для других игроков, но вот для меня это бы ничего не обесценило. Может пришедшие из Амана и считали, что легкая победа покажется нам менее ценной, но те кто 500 лет уже сражался в Белерианде думаю так бы не посчитали... Наоборот для меня это было неким разочарованием - я то наивно полагал, что вот пришла помощь, все теперь будет хорошо. А так у меня ощущение, что Валар - не спасли тех, кого собственно пришли спасать...

ninquenaro, Ну я не стал разбираться, мне как то это было не важно.:)

chow-chow, спасибо, жаль у меня не хватало уже времени и сил с тобой поиграть.

Jin., Что-то мне подсказывает, что я не один такой, кто вас путал :-D И конечно я приплыву в Нуменор, много раз!

gnomoved, ну Арминас то, что, он не отличался мудростью или прозорливостью - это факт. Я вообще был довольно наивным и легкомысленным на самом деле. Что до Кхеледула, я ж помнил его еще совсем молодого "неиспорченного" и тогда он еще был мне другом (насколько вообще можно дружить с гномами), сложно принять тот факт, что кто-то за каких то 100 лет может так сильно измениться, ведь эльфы более статичны в этом плане. А что до удара в спину... Да могли... ну так и не в первый раз...

Yulian, про гномов говорил и прав был, но я не поверил. Я ж не эпический герой, я играл обычного эльфа, который ошибался, совершал глупости, подвергал сомнению действия валар и майар, нарушал субординацию и имел кучу других недостатков... (Надеюсь я вас с Эонвэ не слишком достал?)
Кстати, а чей был второй щит и что стало с его владельцем?

Ekete, Я сам не подозревал :)

URL
2015-08-13 в 12:29 

Ухухухахаха! ))))
Ну вы, эльфы, и даёте...
Персонажке-то моей было почти тридцатник, когда те пауки напали ))) Видимо, в момент опасности преобразилась )))
А с Тэвильдо была большая хохма, да )) Я свой отчёт всё-таки допишу - увидишь ))))
А про шило - ну как я тебя понимаю! ))) И отдельное спасибо за фейспалм Юлиана )))))

2015-08-13 в 13:39 

Yulian
Держись своих!
gnomoved, Келебримбор поделился подозрениями. А главное - Арафинвэ не верил в "нейтральность", применительно к кому угодно.

Эридэль, да нет, всё нормально, лично меня ты совершенно не достал :)
Второй щит на самом деле был "общественный". Чаще всего с ним стоял персонаж Алдамара.

2015-08-13 в 13:44 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
(я так догадываюсь тут у него без белого (или черного) пламени тоже не обошлось?
К счастью, обошлось. После пламени не выживают - а у него была обычная пост-ангбандская долбанутость :) Ничего, отоспится в Садах Ирмо, придёт в себя...
Хотя не факт, что после этого перестанет лезть куда попало :)

2015-08-13 в 13:57 

Shai Iril
move, shoot, communicate
Хэлле, Эридэль, эх, меня бы кто после той боевки так любовно откачивал...) Но возле меня была только старая лекарка из людей Севера, которой я выносила мозг эльфийским бредом, и которая отвесила мне тяжельнькую пощечину, когда я заговорила про то, что все равно умру, если выживу.

2015-08-13 в 13:58 

gnomoved
Yulian, какая прелесть! Но мы, удивишься, на самом деле были нейтральны, то есть сами за себя, фактически всю игру. Да и на Север мы подались тоже сами за себя, уж точно не планируя потом сражаться на чьей-то стороне, "потому что никого нет на моей стороне, маленький орк".

2015-08-13 в 14:02 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
Shai Lerindo, ну сорри, я тогда уже никого не смог бы откачать - меня и самого откачивать было уже бессмысленно :)

2015-08-13 в 14:26 

Yulian
Держись своих!
gnomoved, угу, полагаю, вастаки, предавшие феанорингов, тоже так думали - предадим, получим в награду плодородные земли Белерианда, и потом будет там свободно жить. Получилось... немного по другому. Моргот не терпит в своих владениях тех, кто "сами за себя".

Четверо персонажей (включая бабку) были под заклятиями тёмных майар. Только один персонаж яро сопротивлялся, и мы бы его просто укокошили - "сами за себя", конеееееечно! :susp:

2015-08-13 в 15:41 

Shai Iril
move, shoot, communicate
Хэлле, понимаю. Но факт, что нас с этим северянским целятником просто все забыли - меня тогда изрядно огорчил.

2015-08-13 в 17:52 

Avorn
Хэлле, Ну что, поднимите руки, кто ещё спасал рядового Райана Ласланта...

Я, я спасал его!
А ещё те два дятла, что столкнулись на Дмитровке и позволили мне опоздать на собственную смерть в вечер пятницы!

2015-08-13 в 17:58 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Avorn, т.е. ты собирался помереть на начало игры и выйти другим персонажем?

URL
2015-08-13 в 18:06 

Avorn
Эридэль, чудесная жизнь! Как много случилось у него! И правда Аэрандир :) Буду рад встрече в новом мире, нильмо!
«...Узнал, как отряд бывших пленных, среди которых кстати был и Ласлант ворвались в тронный зал Моргота пробравшись старыми штольнями, где когда-то трудились рабами и нанесли удар с тыла, переломив этим ход битвы.» - спасибо за эти слова.

(Ласлант никогда не терял головы, в том числе в плену. Он очень берёг себя даже там, где это невозможно...)

2015-08-13 в 18:09 

Avorn
Эридэль, Avorn, т.е. ты собирался помереть на начало игры и выйти другим персонажем?

Я не планировал, но после игры узнал, что меня собирались убить. Это единственное, что омрачает впечатление от игры.
То ли мне "Рабинович напел", то ли я не понимаю мастерских замутов.

2015-08-13 в 18:11 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
Avorn, а со стороны казалось, что ты его настойчиво стараешься угробить... :tongue:

2015-08-13 в 18:12 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Avorn, ой как интересно. Ни мне, ни Нинквэ об этих планах почему-то никто не сообщал. И я даже догадываюсь, почему...

2015-08-13 в 21:35 

chow-chow
Avorn, Я не планировал, но после игры узнал, что меня собирались убить Ну ни фига себе?! Это чей такой нездоровый, извиняюсь на слове, юмор? (чтоб не сказать чего покрепче) :-(

2015-08-13 в 23:18 

Вальс ночного города
По вереску и тмину вдоль стали и сутан (с)
Я подтвердил, что да в какой то момент меня накрыло видением Браголлах, а тогда тоже Саурон, прозванный в этих землях Гортхауэром вел войска и видимо его это сила и вызвала те мои видения.
Здорово! Я в тот момент мысленно представляла себе Браголлах и Нирнаэт. Люблю такие совпадения! )))

Avorn,
Я не планировал, но после игры узнал, что меня собирались убить
Кто-то из наших?

Эридэль, спасибо! Прекрасный отчёт.)))

2015-08-14 в 00:29 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Вальс ночного города, ну это спасибо Фирнвэн, которая подкралась ко мне с вуалью на голове и выдала это счастье (про горящий Дортонион) прямо в мозг :)

URL
2015-08-14 в 00:40 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Вальс ночного города, это совпадение называется "игротехника" :)

Эридэль, ничего себе "подкралась", я об тебя, можно сказать, споткнулась. :)

2015-08-14 в 00:48 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
firnwen, об меня любили поспотыкаться, особенно в те редкие моменты, когда я сплю завернувшись в свой плащ на обочине дороги... но это был не тот случай
"Арминас сидеть не умеет, он либо бежит, либо лежит, но в последнем агрегатном состоянии его мало кто видел" (с) Аннаэль

URL
2015-08-14 в 00:50 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Эридэль, да, это был другой случай, мне благопрепятствовали погода и рельеф. :)

2015-08-14 в 01:16 

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
Эридэль, пытаюсь вспомнить, видел ли тебя сидящим. Кажется, действительно не видел. Стоящим вот видел.

2015-08-14 в 01:35 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
ninquenaro, Эмн... было, правда по-игре совсем не много... Я сидел когда только приплыл на Балар (а то на ногах стоять было сложно - качало), когда подслушивал куда орки ведут пленного Ингвиона, еще сидел на корточках, когда приманивал и гладил лис у твоих ворот, у гномов в гостях много сидел (а то не вежливо) и кажись действительно все.

URL
2015-08-14 в 13:42 

Avorn
firnwen, chow-chow, я узнал об этом от игроков ТБ, которые говорили, что сей акт был одобрен мастерами - "Кира лично согласовывал с Фирнвен".
Мне это странно как минимум потому, что против правил (без смертей в пятницу).
Я, разумеется, допускаю возможность " Рабинович напел", когда информация, передаваемая из рук в руки, могла быть искажена.
Фирнвен, скажи ты, что планировалось в рудниках на самом деле?

2015-08-14 в 13:47 

Avorn
chow-chow, не только меня. Это касалось нас всех. Планировалась провокация побега (разумеется, она бы не прошла - какой смысл ехать играть в рудники и бежать в первый час игры?), во время наказания за который могли случиться казни. И это якобы однобрила лично Фирнвен, что весьма сомнительно.

2015-08-14 в 13:56 

Avorn
Хэлле, это странно, потому что все было ровно наоборот: он не лез на передний фланг - без защиты-то корпусной! Он сражался одновременно не более, чем с тремя противниками. Дал себя перевязать, не дожидась, пока рана стала более тяжелой. Не подставлялся. Честно вернулся из боя живым, как и обещал. Не говоря уже о том, что большую часть игры пролежал и встал только тогда, когда не осталось выбора.

2015-08-14 в 13:59 

Avorn
Вальс ночного города, Кира, как мне сказали, согласовывал с мастреми такую возможность. Там речь была не только обо мне, а о нашей троице вообще - Эррамэ, Гэрет, я.
Буду рад узнать, что это дезинформация, недоразумение, вообще всем приснилось.

2015-08-14 в 15:01 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Avorn, похоже, что недоразумение. Провокацию - да, согласовывали, но без заложенного результата. Согласовывали варианты результатов при побеге, если таковой будет. Кира запрашивал у меня теха или двух на показательную казнь (собственно, предполагались те же техи, которые развернули бы провокацию - при неудачной попытке побега их казнили бы, остальным бы досталось какое-то еще наказание), под эту же казнь заготовили бутафорские отрубленные руки и голову. Собственно, тех даже и был отправлен, но пока он добрался - оказалось, что уже никого бегать и казнить ночью не будут.
Хотя вероятность гибели кого-то из вас в первый вечер допускалась, в этом случае погибшего предполагалось отправить на Тропу Снов, чтобы обыграть "право первой ночи" - если невозможно было бы обыграть его на месте.

2015-08-14 в 17:02 

Avorn
firnwen, теперь всё понятно, а то Рабинович-то мне слегка иначе напел. Я аж расстроился и подумал много всего плохого.
Ложечки нашлись, осадочек остался (чисто отголоски страха), но и фиг бы с ним - игра-то всё равно игрой сезона стала.
Приезжай в гости, если сложится?

2015-08-14 в 17:31 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Avorn, если сложится - непременно. Правда, не могу обещать, что сложится скоро - в воскресенье приезжает ребенок, и дальше у нас предшкольный марафон.
А в чем-то даже жаль, что никто не попал под "право первой ночи" в тяжелом формате, задуманная начитка под грозой смотрелась бы, кажется, еще веселее... :)

2015-08-14 в 17:59 

Avorn
firnwen, просто хотелось за игру потрындеть, тебя как мастера послушать.

А в чем-то даже жаль, что никто не попал под "право первой ночи" в тяжелом формате, задуманная начитка под грозой смотрелась бы, кажется, еще веселее...

Чё-то не знаю, пережил бы я эту "первую ночь" по жизни... Мне стало очень тяжело терять персонажей на играх. Так что спасибо дорогому МРЗД за ту пробку и чёртов шатёр ТМП, который я ставил до 4 утра.

2015-08-14 в 18:10 

firnwen
Жаба-дурак. Третья еда в пятом ряду. Чиста, наивна и трепетна, как новобранец.
Avorn, ну, тут ведь как... выжить Ласлант выжил бы, будь на то его воля, но вышел бы на некий кусочек информационки об этих землях и их судьбе. Хотя, конечно, тебе виднее.

хотелось за игру потрындеть, тебя как мастера послушать
Понимаю. Знаешь, может, и хорошо тогда, что не прямо сейчас - сейчас мне еще слишком больно от того, сколько осталось нереализованным или было сделано криво. Позже я смогу говорить об этом спокойнее.

2015-08-14 в 19:05 

Avorn
firnwen, а, так даже! Это было б интересно. Ласлант ведь большой охотник до знаний о горах...

Позже я смогу говорить об этом спокойнее.
Понимаю. Тогда потом. Приходи в себя скорее! Очень важно, что игроки твои довольны, а нереализованные идеи, может, в следующей твоей игре пригодятся.

2015-08-15 в 21:26 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Elwen Laurlas, firnwen, - да знаю, я как его звали, просто какой то клин мозга, ведь в начале я его правильно называла. Уже поправила:)

URL
2015-08-16 в 10:47 

gnomoved
Эридэль, ваще-то у гномов в гостях СИДЕТЬ не вежливо. Тебе разрешили, потому что ты - старый приятель, но вообще в присутствии узбада имеют право сидеть другие узбады (и их аналоги - лорды, например) и гномы, старшие узбада по возрасту. Ты, как простой эльф, должен был стоять. Но ты, старый алкоголик, всё прослушал об этикете, когда я тебе это сто лет назад объяснял...

2015-08-16 в 12:06 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
gnomoved, Стоять тоже не вежливо в том смысле, что вам тогда разговаривать не удобно, приходится сильно головы вверх задирать... это же логично.

URL
2015-08-16 в 13:22 

gnomoved
Эридэль, ничего. С трона голову задирать не надо, он достаточно высок.

2015-08-16 в 13:52 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
gnomoved, когда мы начинали с тобой общаться, ты на троне еще не сидел;-)

URL
   

Ветер Запада

главная