Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:22 

Меня съели...

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Я начну конца... Народ! - У меня было продолжение - мне снилась Арда Исцеленная и я по ней путешествовал (правда почему то на мотоцикле)!!!
Что сказать про игру? В принципе я собой доволен, единственное мне кажется я недстаточно "вролился", но наверное это даже не плохо от полноценного вролинга по данному сюжету было бы очень хреново. И кажется впервые у меня сыгрался воин, настоящий боец по характеру. На моем счету один раненый и четверо убитых врагов, понимаю, что игротехи, но все равно приятно.

Говорить спасибы как то бесмысленно, друзья пусть мой отчет станет таким "спасибом".
(Ну и вы же поняли, что я очень жду ваших комментариев и отчетов тоже...)

Сначала мы шли по хорошо знакомым местам, по светлому осеннему лесу. Все в общем было как всегда, брат впереди, я замыкаю. Вообще я считаю, что наш отряд был недостаточно хорошо экипирован, король вообще умудрился выйти в синей котте, поэтому я отдал ему свой зелено-бурый плащ пограничной стражи. Потом вокруг нас начали кружить волки, к счастью не варги, а обычные. Их вообще чересчур много в последние 8 лет в округе развелось. Но в этот раз они охотились не на нас, а гнали оленя, который собственно выскочил прямо перед нами и был благополучно подстрелен Динэдэлем, так что нас ждал роскошный ужин, правда в итоге вокруг лагеря кружили голодные недовольные волки, так что стражу пришлось удвоить. Эдрахиль и Динэдель и мы с Береном стерегли лагерь так что волки не посмели сунуться. На самом деле странно, что они вообще нами так заинтересовались ведь сейчас стояла осень, а не зима.

Многая лета Инданиру, как самому мудрому и запасливому, снимаю свои претензии относительно экипировки отряда.
А Берен мяса оказывается не ест, как он умудрился прожить 4 года на грибах и ягодах - ума не приложу, он же не эльф.

Идем дальше, мое любимое время года, контраст темно-зеленой хвои и желтеющих березок, периодически забываю куда и зачем мы идем, нет это не означает, что я забываю отслеживать спутников и слушать лес, последнее у меня уже много лет получается автоматически.
Впереди стоянка орков, нас они пока не замечают, не смотря на то, что с ними несколько волков. Прячемся среди деревьев, окружаем, надо сделать так, чтобы никто не смог убежать и доложить о нас кому не надо. Нарквессэ опять слишком высунулась, не понимаю, как можно 400 лет живя в Дортонионе оставаться такой беспечной, тихонечко вернул ее к остальным, там за ней присмотрит Фириглад, хотя за ним самим тоже следует присматривать, ну зачем они с нами пошли? И я кстати так до сих пор и не понял есть ли что-то между ними большее, чем давняя дружба. Эх ну разве это отряд с которым можно углубляться во вражеские земли? Половина лиц почти не знакомы, феаноринга этого вообще первый раз вижу, что от кого в бою ждать не знаю...

Мы застали орков врасплох, двух я убил достаточно легко, а вот за волком пришлось побегать, убивать волка мечем то еще удовольствие, пришлось кинжалом, а лук в этот раз я не взял. Пока я бегал за волком и осматривал окрестности, на предмет следов, наши там что-то решали.

Король предложил замаскироваться под отряд орков, нет он не шутит...

О Валар, а какой от их шмоток запах... С сожалением, заворачиваем немногочисленные личные вещи и одежду в плащи, и прячем меж камней. Динэдэль прощается со своим луком, хорошо, что я свой не взял.

Выглядим ряжеными пугалами - "А лучше давайте я буду пленным эльфом и вы меня куда-то ведете?" - примерно это читается в глазах каждого из нас...

После того как король наложил чары стало еще ужасней, чуть не напал, на стоящего рядом Э-ээ... Инданира кажется... А Динэдель даже обнажил клинок, когда м-мм, кажется это был Берен попытался объяснить ему, что орки не держат спину прямо. Хорошо, что я не вижу себя, тоже наверное еще то зрелище, будем пробегать мимо ручья, главное в воду не смотреть...
Трусим орочьим бегом по равнине, леса кончились. Зрение сильно ухудшилось, обоняние вроде стало острее, но от этого скорее только вред, слух почти не изменился - интересное наблюдение.

Нас перехватывает разъезд других орков, куда-то ведут, идем, переругиваемся, я бегу по старой привычке последним и ничего не слышу, ну да ладно, думаю Финрод и Эдрахиль знают что делают.

Как изменились эти стены за каких то 8 лет, и Сирион больше не поет в этом месте, нет, это уже не Минас-Тирит...

Тонкая фигура в черном, тонкая фигура в белом. Поединок...

Перед глазами клочки мха и серый камень и чей то черный сапог, очень удобно лежу на своем мече, не знал, что на мечах можно так удобно лежать, о каких же глупостях я думаю...

Чьи то лапы расстегивают перевязь, у меня в сапоге кинжал - не дотянуться, не могу шевелиться, и ничего не слышу.
Меча подо мной нет, лежать стало намного неудобней и холодней.
Ага, я скован за руку с Инданиром, собственно это от его движений пришел в себя. Вторая рука свободна, все здесь, включая Эдрахиля и Финрода, но они далеко в противоположном углу, мне до них не дотянуться и пока без сознания. Королю видать сильно досталось - изо рта стекает струйка крови, рядом Нарквессэ и Фириглад, осторожно хлопаю по щеке девушку и тормошу нашего целителя, пришли в себя. Остальные тоже приходят. Поднимаюсь, обшариваю ближайшую стену, Инданир покорно следует за мной, насколько позволяет веревка. Стена глухая, за ней явно ничего нет, кроме скалы. Финрод приходит в себя, пытается приподняться и сгибается от кашля, обессиленный облокачивается на брата. Он, Эдрахиль и берен в отличии от остальных скованы цепями.

Брат осматривает и простукивает свою стену - в ответ раздается слабый стук, но на том замирает.

Я предлагаю посмотреть не осталось ли у нас чего полезного. Финрод смеется и опять его скручивает приступ кашля, его в отличии от нас почему то обыскали менее тщательно пропустив небольшой нож, который тот носил в голенище. Король слишком слаб поэтому Нарквэссэ передает кинжал мне, я перерезаю наши веревки, цепи к сожалению так просто не перерезать. Прячу нож в подстилку, на данный момент крепко стоим на ногах я и Берен, поэтому пересаживаемся ближе к двери, договорившись напасть на первого вошедшего. У Берена руки скованы, но зато он удобно скрутил цепь, а у меня есть нож короля.

Дверь распахивается и орк направляется прямо к человеку, направив на него клинок, так что у Берена просто нет шансов напасть, его уводят... Когда ко мне неосмотрительно поворачиваются спиной, я бросаюсь на стражника прежде чем тот успевает запереть дверь, но на мою беду в коридоре еще один орк и два волка, первого я убил сразу, успел ранить одного из волков и тут второй разрывает мне шею... Успеваю услышать возглас брата...

Прихожу в себя от прикосновения холодных пальцев гладящих мою щеку. Ничего не болит, смертельные раны затянулись...
- Так то лучше... - Я недоволен тобой, ты ранил моего волка...
- Извини, я совсем не хотел кого-то ранить... - честно отвечаю я - Я хотел убить...
Насмешливый прищур черных глаз.
- А ты ты мне нравишься, смелый, нож сумел пронести, мог бы мне пригодиться...
...
- Зачем вы пришли ко мне?
- Да мы в общем и не собирались и шли не к тебе...
- А куда?
Темный бархатный взгляд от которого я не могу оторваться мгновенно вспыхивает, но голос остается мягким и вкрадчивым.
...Что же я делаю, мне нельзя с ним говорить, это вон у брата язык хорошо подвешен, я же в словесных баталиях не силен, он же меня запутает. Я молчу, острый кинжал упирается мне в бедро, медленно прорезает сперва кожу штанов, затем и мою...
- Куда вы шли? - В голосе звенит сталь и она же вонзается глубже в мою ногу.
- Мимо... Мы шли мимо...
- Почему с вами был человек? Почему вы маскировались? Кто тот, кто наложил эти чары? Вопросы сыпятся один за другим сопровождаясь глубокими болезненными порезами...

- Ну что же ты, его голос опять почти ласков, это же больно, вы же не любите терпеть боль, клинок упирается мне в переносицу и я не вижу ничего кроме этого блестящего клинка с которого стекает моя кровь. Очень страшно, просто иррационально страшно.
...Я не должен ничего говорить, вдруг из любых моих слов он выведает для себя что то полезное, но молчать тоже почти невозможно.
- Я не буду с тобой говорить! - эти слова приносят мне облегчение.
- Почему же? - деланно удивляется Гортхаур и награждает еще несколькими порезами.
Клинок упирается мне в живот.
-Ты же знаешь раны в живот очень неприятны и весьма болезненны, ты будешь умирать долго и мучительно.
-Я не буду с тобой говорить!
Клинок упирается мне в горло
- Я не буду с тобой говорить.
Клинок взлетает, рассекая мне кожу на груди от ключицы и до пояса..

Меня забрасывают обратно в камеру, выгляжу я думается жутко, ни одной серьезной раны, но из многочисленных глубоких порезов льется кровь, много крови. Друзья рвут рубашки, чтобы перевязать многочисленные порезы. Благодаря этой боли, я вспоминаю, что у меня в кармане есть маленькая бутылочка - там две порции бальзама, который боль облегчает. Обычно я таскаю его с собой для брата, он очень плохо ее переносит. Сейчас я прошу ее вытащить и спрятать здесь в камере, я глупо поступил, что не сделал это раньше, если бы Саурон не посчитал нужным исцелить меня, она бы валялась где-нибудь без пользы вместе с моим телом. Фириглад пытается напоить меня моим же бальзамом, но я отказываюсь, если не шевелиться, то боли почти нет, я потерял много крови и сильно ослаб, так что с шевелением у меня пока не слишком хорошо. Но я в относительном порядке и в отличии от остальных не связан, так что пытаюсь развязать тех, кто сидит рядом со мной.

Заходит Саурон, цепким взглядом обводит наши лица. Я дурак, не надо было кидаться на орков, надо было приберечь нож для такого случая... Саурон криво усмехается, будто прочитав мои мысли. Его взгляд останавливается на брате. Он протягивает тонкий длинный меч и срезает с его шеи тонкую серебряную цепочку с крылышком, у меня есть такое же поменьше, невообразимо давно, когда я был ребенком отец подарил нам большое и малое крыло, как старшему и младшему братьям. Это единственное, что мы смогли пронести сквозь долгие годы, единственная вещь, что осталась у нас со времен Амана...
Брата уводят. Я стараюсь не смотреть на него, если они поймут, что мы братья, они будут пытать нас друг у друга на глазах. Это ничего не изменит, мы в любом случае ничего не скажем, но я не хочу это видеть и он я полагаю тоже.

Нам слышны его крики... Интересно, а я кричал?

Эдрахиль лежит на коленях Финрода, а Фириглад вправляет ему выбитые плечи и вывихнутые суставы. Осталась еще одна порция бальзама, думается это не надолго. Я молча возвращаю ему обрывок серебряной цепочки, которую нашел на полу.

Наших уводят одного за другим, иногда по одному, иногда сразу двоих или троих, больше всего я боюсь попасть в пару с братом, или с королем, или с Динэделем поэтому стараюсь даже не смотреть в их сторону. Нарквессэ и Фириглад умудрились задремать обняв друг-друга, все таки я был дурак, не поняв что между ними, а еще наверное я трус, я боюсь выделить хоть кого то из своих спутников, особенно тех, кто мне ближе прочих...

Динэдель не вернулся...

Тинвенион, тот феаноринг, сидит в углу и из его глаз текут слезы, их уводили вместе. Я пытаюсь неуклюже утешить его, рассказываю про Динэдэля. Когда то я учил его лесной науке, мы вместе бродили по лесам, а потом служили на границе. Я помню Динэделя с раннего детства, веселого хоть и не очень разговорчивого мальчишку который обожал возиться с лягушками, я был хорошо знаком с его матерью, что я теперь скажу ей? Хотя я ей наверное ничего уже не смогу рассказать... Ох, зачем я вообще начал этот разговор, очередной раз убеждаюсь, что мне лучше молчать, а не говорить, не умею я подбирать нужные слова.

Холодный камень темницы потихоньку выпивает силы...

Инданир не вернулся...

Нас приковали к стенам, мы видим друг друга, но не можем дотянуться.

Ко мне подходит Тхурингветиль и пытается увести - отказываюсь, она приказывает, на что я со смехом отвечаю, что не намерен слушаться ее приказов, тогда она смотрит мне в глаза... Слышится лязг мечей, опаленные разрушенные стены наших крепостей, головы эльфийских князей насажены на пики, которые несут болдоги, огонь и кровь текут по улицам... Бесчисленные тела... Вокруг только темное воинство, оно заполонило весь Белерианд, все леса сожжены, реки и озера загажены. Это полная победа Врага. Я не могу в это не верить. Отчаяние заползает в сердце... И тут я слышу голоса, голоса друзей, которые поют гимн Элберет... Я тяжело поднимаю голову.
- Нет, даже если все это правда, я все равно не сдамся и не покорюсь, не все погибли, я я слышу их песню, я верю в Надежду!
Тхури раздраженно зашипев уходит.
А я вижу как Финрод опять кашляя сползает по стене, он снова пытался петь, у Фириглада идет носом кровь, но он улыбается. Я вижу глаза брата поднимаюсь и расправляю плечи, насколько позволяют оковы.

Дверь темницы распахивается и заходит Саурон со свитой из волков. Он кивает головой и молодой волчонок нерешительно подходит к Фиригладу и оборачивается как бы спрашивая можно? Еще один кивок и тот начинает неумело рвать эльфа, мы бъемся в цепях не в силах дотянуться ни до Фириглада, ни до волка. Он уже не кричит, я зажмуриваюсь и отворачиваюсь к стене, если бы я мог я бы уши тоже заткнул...

Нарквессэ прикована слева от меня, после того, как у нее на глазах сожрали ее возлюбленного, кажется она слегка не в себе, она постоянно зовет его, спрашивает меня, почему тот не приходит, спрашивает, где Динэдель и Инданир. Я отвечаю, что с ними теперь все хорошо и они обязательно встретятся, просто наверное теперь это будет не скоро, но зато когда это случится вокруг будет солнце и трава и будут петь птицы...
Я уже не думаю, что нам отсюда удастся выбраться, и я не хочу умирать, тем более так ужасно, как погиб Фириглад... Даю себе слово, что буду жить как можно дольше и драться, пока есть силы, быть может что-то случится, быть может кто-нибудь из нас выживет, надо продержаться как можно дольше...

Двери снова открываются и взгляд Темного останавливается на брате... Я начинаю рваться и выкручивать веревки, которыми мои руки прикручены ко вбитому в стену за моей спиной кольцу, кажется я вывихнул себе запястье. Мне уже все равно, я буду драться, я не могу стоять и смотреть, как волки пожирают моих друзей.

Нас уводят вместе, выводят во двор и привязывают к столбам друг напротив друга. Нас окружает волчья свора, и несколько орков, они смотрят на нас голодными глазами, но не решаются начать без своего господина. Мы стоим долго... Эдрахиль в своей обычной манере начинает беседу о том, что они не правы и приводит множество занудных, но логичных обоснований, перемежая их с насмешками и оскорблениями - Я понимаю, что брат вымотан до предела и держится из последних сил. Орки злятся, но им приказано пока нас не трогать и они затыкают ему рот, проходит еще сколько то времени, брат не может больше стоять, он устало сползает к подножию столба.

Я в это время пытаюсь перетереть веревку, занятие малоосмысленое, учитывая гладкость столба и толщину веревки, но я не могу так просто стоять и ждать. Один из волков это замечает, он вкрадчиво берет меня зубами за бедро, и как только я делаю движение прикусывает мне ногу, кажется его забавляет эта игра. Кто-то из болдогов это замечает и меня привязывают к столбу за локти, почти вывихнув плечи. Тут наконец появляется Саурон.

Он явно раздражен и раздосадован.
- Почему кляп?
Орки извиняясь вытаскивают тряпку изо рта Эдрахиля - Болтал много, совсем нас замучил, Господин.
- Этот значит со мной разговаривать не хочет, а этот болтает без умолку, но не по делу, что вы мне можете рассказать про эльфийского короля?
Мы с Эдрахилем быстро переглядываемся, неужели кто то не выдержал пыток и рассказал.
Эдрахиль кашляет - Дайте мне воды и я расскажу вам про эльфийского короля...
Орки спешно дают ему напиться и Эдрахиль нарочито бодро на распев начинает.
... - У эльфов Было три короля, Ингвэ, Финвэ и Эльвэ, когда они пробудились...
Удар плети прерывает его рассказ
- Короче...
... - У Финвэ было трое сыновей, две умных а третий ну вот вообще сильно умный...
Саурон понимая, что над ним издеваются, отдает приказ и на брата обрушивается град ударов.
Я пытаюсь выдернуть столб к которому привязан и кричу, чтобы они прекратили.
Саурон вспоминает о моем существовании...
- Оо-о... так ты со мной наконец заговорил?..
Сквозь прореху в рубахе он замечает серебряный блеск и срывает с меня цепочку.
- Как интересно, я такую уже видел... мурлыкает он и лезет к себе в карман.
-Почти совсем одинаковые, быть может вы близнецы, хотя нет не похожи, старший и младший?
Он наслаждается, он играет с нами...
- Брра-атья - протягивает он...
Велит принести огонь и накаляет серебро... Выжигает клейма на наших лицах...
Все еще не хотите говорить, как жалко...
Подвески летят в огонь, где сплавляются в единый бесформенный комок.
Эдрахилю достается сильнее, во-первых он не может смолчать и постоянно говорить что-нибудь едкое, а во-вторых он "громче кричит" старший брат менее вынослив, чем я...

Гортхаур приказывает привести Нарквэссэ.
На нас он теперь не обращает внимание и беседует с ней, предлагая по какому то неизвестному человеческому обычаю спасти одного из нас назвав своим женихом. Ее взгляд блуждает - Нет, говорит она никто из них не мой возлюбленный, как я могу назвать кого-то женихом, если это не он...
Я опережая брата предлагаю отстать от девушки и вообще не предлагать ей порченных женихов с изуродованным лицом...
Но он отмахивается от нас, мы ему уже не интересны и продолжает допрашивать Нарквэссэ...

Ничего не добившись от нее он он дает отмашку своим волками и свора, бросается на нас, я вижу как волки валят брата, кричу и выдернув плечо из сустава дотягиваюсь и роняю одного из них. Свора рвет нас на куски, превращая в единый бесформенный комок...

Меня ведет бесплотная фигура, вестница Намо. Все закончилось - утешает меня она. Мы ступаем по опавшим листьям и я вижу брата. Взявшись за руки мы предстаем перед Владыкой Судеб. Я чувствую себя подростком, таким каким покинул Аман. Вокруг непривычно тихо и не больно, кажется я настолько успел привыкнуть к боли, что мне странно от ее отсутствия и странно от этой легкости...
Я стоял и слушал голос Намо, спокойный тихий и глубокий он заполнял меня, как старый след во мху ключевая вода. И я не знал что отвечать на его вопросы, я не жалел о том, как жил и пожалуй мне нечего было менять, мне нравилась моя старая бродячая охотничья жизнь и меня ждала жизнь новая, та, где у меня будет свой дом, где меня ждут мать, отец и та, чьи пальцы из моей тогда еще слабой руки вырвала ледяная вода. Теперь я стал намного сильнее.

- Вы можете сами выбирать куда вы пойдете...
Мы переглянулись с братом...

-Домой... К маме...

@темы: Ролевое, Отчет с игры, Мемуары

URL
Комментарии
2013-09-16 в 22:19 

eamele
Ах, чего бы я ни дал, чтоб в час непрощенный на Сенатской бы стыть мне площади!..
Эридэль, Вау. Спасибо.
Меня мучает совесть за то, как я вас мучил(

2013-09-16 в 22:29 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
eamele, не переживай, я завтра наверное напишу пару слов от имени игрока и ты поймешь, что мучал нас не достаточно.:-)

URL
2013-09-16 в 22:48 

Lisciel
Эридэль, о, спасибо за отчёт! Теперь проникаюсь пафосом ситуации. А то роль орка уж очень сильно сужает восприятие: вроде всё и видел, а не видел ничего.

2013-09-17 в 00:28 

Инго
Нет иного рассвета, чем в нас
Спасибо тебе огромное. Ну я еще у себя скажу, да.)
Но ты все правильно сделал. Ну вот вообще все - начиная от дозорного и бессменного замыкающего, продолжая бутылочкой с обезболивающим, а конца у истории нет...)

2013-09-17 в 01:10 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Инго, Я завтра постараюсь еще от имени игрока высказаться, в том числе лично каждому...
Ну ты же понимаешь, что мы все с нетерпением ждем, что скажешь ты...

URL
2013-09-17 в 01:15 

Инго
Нет иного рассвета, чем в нас
А я каааак скажу фигню какую-нибудь, надо же хоть раз глупость спороть?)

Я пишу. Пишу свои "стоп-кадры", оно какое-то бесконечное...

2013-09-17 в 01:21 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Инго, Мне прям даже интересно стало;-)

URL
2013-09-17 в 11:00 

Alex Kerven
Держись, декабрист! Ты участвуешь в глобальном процессе...
Эридэль, Оххх. Спасибо тебе

2013-09-17 в 21:02 

Ассиди
"Наилучшие пожелания от нелюбителей руссероба", - сказал Робб Старк, пронзая мечом сердце Русе Болтона.
Эридэль, спасибо за отчет! Хоть узнала, что было в соседней камере. А то ведь реально было ощущение, что между нами - не тонкая ткань, а каменная стена...

2013-09-18 в 04:18 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Эридэль, спасибо - за всё и особенно за то, что другу моему обо мне рассказал. Сам я был идиот - на воле ещё не считал его другом, а в плену не решался поговорить по душам - половину нужных слов произносить нельзя было, ага...

Зато насчёт парных допросов меня как-то не стремало совершенно. То есть боялся попасть в пару с кем-нибудь мне дорогим, но это было неизбежно - вы же все такие были! Поэтому забил на всё, и дружеское внимание проявлять ни к кому не стеснялся.

И мне жаль, что я так рано вас покинул - что называется, не свезло...

2013-09-18 в 09:35 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Sammium, А я и не знал, что он твой друг, просто ему было плохо, что тебя нет и мне тоже. А до этого я на него даже внимания не обращал.

А это была одна из штук на котором персонажа можно было сломать... Я себе прописал несколько вещей, которые могли сломить персонажа - меня легко запутать словесно и я могу "выдать" случайно (персонаж не отличался умом и мудростью). Воспоминания о льдах и пытка холодом психологическая травма детства. И пытка близких с мотивацией - ты можешь его спасти (опять психологическая травма - во льдах - не хватило сил спасти, кто был мне дорог.)
А еще я это после игры понял меня можно было "обратить" запутав и поймав на агрессивности и боевой ярости, но для этого тупо нужно было больше времени. Я ведь под конец уже на всех этих волков и орков бросался, хоть с голыми руками и не обращая внимания на боль, не думая о последствиях - главное дотянуться и "дать в дыню"...

URL
   

Ветер Запада

главная