03:42 

Отчет с игры "Исход из Канона" 2013

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Итак, я все таки не зависла в Москве, а вернулась домой.
Дома нет горячей воды и посему я в грусти и тоске решила написать что-то вроде отчета с игры "Исход из Канона"

Для меня эта игра получилась игрой про Мирный Аман. Персонаж получился наверное недостаточно "кишашим", вернее в первый вечер он вполне кишел, а вот к середине второго дня как-то "повзрослел" и начал "думать" и "делать".
Но начнем сначала. А сначала мы заехали втроем на полигон и поставили третий дом, наша особая гордость - это тент и центральный столб, который не падал, в отличии от всех прочих столбов Тириона и Валмара (Еще бы, я лично его вкопал на глубину лопаты, причем не штыка, а вместе с ручкой т.е около 50-60см вглубь.) Потом был не менее эпичный поход с другом Артафиндэ на тему найти реку и искупаться, после этого я себя почувстваовал не грязным потным аданом, а эльфом способным наслаждаться миром вокруг.

Итак история про Андохиля, прозванного друзьями Хильо и так никогда и не ставшим Эдрахилем.
После сбора по слову Валар, где те объявили, что отпускают брата своего Мелькора на свободу ибо тот раскаялся и обещал добром исправить прошлые злодейства. Мы вернулись в локацию и обнаружили, что костер залило и вообще вокруг бушует ливень, чего конечно не могло бы быть в Прекрасном Тирионском Третьем доме. Поэтому мы решили, что это я по своей давнишней привычке вытащил всю компанию куда-то в лес и тут нас застала непогода. А раз так, я дабы искупить свою вину принялся готовить свой особый лесной суп, ибо уже стемнело, лил холодный дождь и мы, толком не жравшие весь день, жаждали горячего и с мясом истово и неукротимо. Переодически вокруг кишели Амбаруссар, забежав в тот вечер к нам на огонек раз 15. Потом я эпично опрокинул полный кан свежесвареного супа. Вот тут то я возрадовался, что я отношусь к Третьему дому, думаю в Первом меня бы за подобную выходку прибили, ну или по крайней мере долго и громко ругались. А голодные Третьедомовцы лишь печально попросили "Убери суп с земли, а то ведь он пахнет" и "Ничего не знаем - вари снова, ты обещал нам сегодня суп!" И даже помогли почистить вторую партию картошки. Благо Андохиль по своей давнишней лесной привычке был запасливым и хватило на вторую порцию. После еды жизнь резко стала лучше и даже дождь прекратился. Очередной раз забежали Амбарусссар, были накормлены и убежали макать друг друга в реку вместе с моим младшим братом Мистао. Зашел на минутку по пути в Валмар король Финвэ, который принес по моей большой просьбе несколько брусков серебрянной стали, я планировал заняться художественной ковкой и литьем, но пока увы не умел самостоятельно изготовить этот редкий сплав. (К тому же он был нужен еще для одного нашего с Артафиндэ химического эксперимента, но думаю, если бы Финвэ знал какого, врятли он бы мне его дал.)

Когда я наконец отошел от костра, то увидел, что небо очистилось от туч и яркий свет Телпериона пронзает туман и это было очень красиво... Я вспомнил о нашем с Инго замысле и тихонько ему напомнил. Мы, здраво рассудив, что после прошедшего дождя деревья мокрые и даже если что-то пойдет не так они не загорятся, решили все таки провести наш эксперимент. Правда, подумав еще немного, мы решили проводить его не в лесу или поле, где можно повредить траву, а на площади Тириона, она достаточно широка, дома стоят далеко, она замощена камнем, а в этот час там никто не гуляет и мы точно никому не помешаем...

Правда мы не рассчитали, что сей эксперимент окажется столь ярким, шумным, а главное таким продолжительным, что успеет сбежаться чуть ли не весь Тирион. Как выяснилось позже, мы готовили эту смесь вдвоем на протяжении некоторго времени и некоторые ингредиенты не спрося друг друга заложили в двойном размере, так что результат оказался весьма впечатляющ. Мы с Артафиндэ с восторгом наблюдали за рассыпающимися огненными искрами, пока нам на плечи не опустились тяжелые руки короля Финвэ, который хоть и оценил зрелище, но был недоволен тем, что мы проводим свои опыты на главной площади Тириона и беспокоим жителей. (картинка Гендальф ловит Мерри и Пиппина после запуска феерверка). Но большинству все же зрелище понравилось и эльдар наперебой стали расспрашивать Артафиндэ, как он добился такого результата (тот в отличии от меня вел записи). Только Нерданель была очень недовольна, похоже мы ее разбудили и напугали (тоже мне - дочь и жена кузнеца и изобретателя!) Но потом надо будет все же извинится...
Наконец, вернувшись домой, мы все вдруг вспомнили, что у Инго (семейное прозвище Финдарато) сегодня день рождения и исполнилось ровно 100 лет и дружно начали его отмечать, дарить подарки и поедать лично им приготовленый яблочный пирог со сливочным соусом. Опять же накормили вернувшихся с реки мокрых Мистао и вездесущих и не менее мокрых и громко перепирающихся Амбаруссар. (Интересно как Амбруссар узнавали, что где-то есть что-то вкусненькое?)
Мы еще долго сидели у костра, Артанис и Мистао, как самые младшие уже отправились спать, разговоры мне наскучили и я отправился побродить. Тирион похоже уже спал, а в Валмаре еще горели огоньки и я пошел туда. Валмар тоже уже уснул и только король Ингвэ с супругой сидели у своего очага любуясь на свет Тэлпериона, ну я взял и неожиданно позвал их к нам в гости - король Ингвэ милостиво принял предложение.
Конечно у нас нашлись остатки деньрожденьишного пирога и соус к нему и мы выкатили бочку виноградного вина и долго слушали, как Ингвэ рассказывает про Куивиэнэн и про то как он решился покинуть его и прийти в Аман. Долго длилась наша беседа, пока не начали золотиться нижние ветви Лауреллина...

Утром я зачем то (видимо чувствуя вину за давешний суп) взялся готовить еще и завтрак, так что мне оставалось только с завистью поглядывать на то, как все желающие лазают по горам в поисках руды и самоцветов, или учавствуют в охоте Оромэ, а потом пытаться согнать арфингов в единую кучу и накормить. Дело надо сказать совершенно неблагодарное и если бы не помощь Ормэ (Дедала), то и неисполнимое.
Потом я был занят доводя до ума нашу с Ангарато кузницу. А потом всех созвали на Эзеллохар и Феанор принес туда чудесные камни Сильмариллы. Они были прекрасны, великолепная работа и интересный замысел, правда мне кажется не стоило Феанору демонстрировать их у подножия Дерев, как бы не были прекрасны и искуссно сработаны Сильмариллы рядом с Лауреллином и Телперионом они блистали не столь ярко, как могли бы. А потом Варда благословила их, сказав, что нечистые руки их не коснутся, честно говоря, в тот момент я не осознав истинного значения этих слов даже чуть расстроился, ибо мне хотелось ближе рассмотреть их и взять руки, но после возни на кухне и в мастерской мои руки чистотой не блистали... (Да, Андохиль был простой чувак на самом деле!)
Но вдохновившись творением Феанора я поспешил обратно в кузницу и засел за работу. Первым моим творением было кольцо с голубым топазом, быть может оно было не идеально, но я был горд собой и понимал, что это начало моего пути как мастера. Я жаждал поделиться своей радостью, но Артафиндэ с братьями пропадал в Гаванях помогая строить корабли. Тогда я пошел к площади, надеясь поделиться своей радостью хоть с кем то. Площадь была пуста, но на открытой терассе в доме короля Финвэ сидели гости и я решился к ним подойти, думая рассказать хотя бы королю и показать, что не зря он поделился со мной металлом и я использовал его не только для шалостей. Гостями Финвэ оказались Мелькор и отец моего друга Лаурэфиндо (не помню как звали персонажа Дэнны), я невольно прервал их беседу, но они охотно впустили меня в свой круг. Тогда то я и подарил это кольцо Мелькору, ведь он был единственным из нас, кто не носил каких-либо украшений. А затем к нам и сам Лаурэфиндо подошел и еще эльфы стали собираться и король Ингвэ, так что я сбегал к себе в мастерскую за дополнительными скамьями, чтобы все смогли поместиться и как-то само собой образовалось небольшое застолье (я потом еще раз сбегал к нам и принес ту бочку вина, что мы в прошлый раз не допили с королем Ингвэ), а Лаурэфиндо был кравчим на этом стихийном празднике. Мелькор тем временем кстати куда то тихонечко слинял.
А потом пришла Амариэ и рассказала, что гуляя в южных горах наткнулась на очень страшных и судя по всему ядовитых пауков и даже видела мертвое животное в лесу. Мы с Лаурэфиндо решили изловить этих странных пауков и хорошенько изучить, Артафиндэ тоже решил к нам присоединиться. Пока шли, мы с Лаурэфиндо чуток поотстали, я настаивал на том, что с голыми руками ловить пауков глупо, особенно если они опасны и надо попросить у телери зюзьгу или хотя бы сачек какой, а тот говорил, что если что в рубашку поймаем и в ней и принесем. А потом мы как-то внезапно замолчали, посмотрели как хорошо впереди смотрятся вместе Артафиндэ и Амариэ и заговорчески кивнув друг другу решили пойти искать пауков в другую сторону...
Как выяснилось зря, мы услишали крики Амариэ и когда прибежали на помощь, пауки уже скрылись, а Инго лежал без сознания, парализованый паучим ядом.
Честно говоря до меня тогда не очень то дошло, что это такое происходит и убедившись, что с Инго будет все в порядке я тоже направился домой. Тем более набежала такая толпа, причем с оружием, что будь я пауком, я бы забился глубже в норку и не высовывался лет так 100.
Потом я показывал Лаурэфиндо и Финвэ, как я лью металл и они надолго застряли в моей мастерской, правда Финвэ потом с ожалением ушел, его пригласили на праздник в Альквалондэ, а Лаурэфиндо даже смог выковать себе пристойный меч (правда лишь с пятой попытки). Мне же ковать оружие не слишком хотелось, поэтому я продолжил свои упражнения с кольцами и прочими украшениями... И продолжал пока не понял, что уже не слышу как ко мне обращаются, так как в моих ушах беспрерывно звенит звук ударов по наковальне. Не знаю точно, сколько времени прошло с этого момента и что происходило в это время. Заодно с тоской подумал, что будь у меня жена было бы наверное легче, по крайней мере я бы понял сколько прошло времени по количеству подносов с едой, что она приносила... В общем друг мой Финдарато, хоть я и люблю тебя, но ты полный болван, что до сих пор не видишь, как на тебя смотрит Амариэ. Да, она мне тоже очень нравится, чего уж, но похоже она уже сделала свой выбор и мне остается с ним только смириться...
В общем, я пошел проветриться и заодно раздарить все то, что я успел смастерить.
Заодно я понял, что давно не видел младшего брата и воспылал стыдом по этому поводу. По всему городу встречались эльфы с мечами и виднелись фехтовальные поединки, я наблюдал за ними, но мне не понравилось, мне казалось меч не подходил для танцев, он только мешал танцорам и вывереные движения обрывались там, где должны были завершиться.
А потом послышался еще один крик - Целителя. И видя как Керелинтэ спешит на зов, я кинулся помочь ей пройти до места, но когда мы добежали, то увидели нечто непонятное. Куруфинвэ сжимал окровавленый плащ, он вскинулся на поспешивших к нему на помощь, прогоняя всех прочь, мы отошли. Было ничего не понятно и все переспрашивали друг у друга, что же произошло на самом деле. Нет вы уверены? Вы точно это видели? Но ведь это же невозможно! Да я видел... кажется... мертвое женское тело... но я не понимаю и не могу поверить в это, это кажется невозможным. (Персонажа хватил ступор, а игрока недоумение - какие еще пауки в Мирном Амане, и уж тем более убийства и смерть! В общем эта ситуация вынесла мне мозг, порвала шаблон и сильно выбила из игры.)
Мы с Амариэ сидели под сводами дерев и пытались осознать происходящее, получалось не очень.
Я был дезоориентирован - пауки, мечи, речи о защите и о том, что надо идти в Белерианд, странные танцы с мечами и самое непостижимое - смерть одного из нас. Я не мог осознать и смириться с происходящим, я не понимал, что делать и как жить. В рассеяности я дошел до Валмара и Ингвэ посмотрев на мое лицо спросил, не нуждаюсь ли я в его совете? О да, я еще как нуждался... Я не вспомню сейчас, что говорил Ингвэ, боюсь его речи были слишком мудры, чтобы я смог осознать их полностью, но я узнал, что мечи были созданы вовсе не для танцев, но служили для убийства тех, кто нападал на эльфов во время Великого похода ибо с ними невозможно было договориться. И ни на что они более они не годны.
Было сказано, что мир меняется и это неизбежно и не страшно, ведь все в итоге приводит к благу. Многие эльфы роптали во время опасностей Великого похода, но путь привел их в Аман. В итоге, я сделал для себя единственный вывод: "Делай что должно и будь, что будет!" И мое сердце успокоилось. Я попросил обучить меня не танцевать с мечем, но владеть оружием и убивать, на что мне покачали головой сказав, что в Амане не место этому умению и в час нужды, это умение само вольется в мои руки.
Когда я вернулся домой Артафиндэ и Ангарато тоже ковали собственные клинки, правда их мечи отличались от обычных, они источали свет и надежду. После меня попросили помочь сделать некое ожерелье для Артанис, а потом у меня появилась мысль сделать и собственный артефакт, а то я работаю в кузне работаю, хоть я и не так талантлив, как Инго, но пора и мне уже что то дельное сделать. Пока я думал, меня наконец нашел Мистао. С мальчиком творилось нечто странное, его тоже, как и меня недавно, страшили изменения происходящие в Амане, он боялся, что что-нибудь поменяется, что эльфы действительно направяться в Эндорэ и перед ним может возникнуть выбор. Я как мог старался ослабить его тревогу и подбодрить его. Еще он говорил про сильмариллы и мне показалось, что он как-то странно воспринимает их и восхищается ими, он почему-то считал их свет превыше света Древ.
-" Нет брат, свет Дерев и свет Камней ощущается по-разному. Он один и тот же, но он разный. Когда ты касаешься Древа, кажется, что это ты — часть света. Когда ты держишь в руке Камень, кажется, что свет — часть тебя…" - говорил он.
Мне не понравились его речи, в них слишком яственно чувствовалось желание "обладать" светом, а не "быть с ним", я подумал, что это напоминает рассказы о Мелькоре, пока тот еще не исправился. Мы долго говорили с братом и ходили к подножию дерев, чтобы он мог понять разницу между великим светом и малым, я надеялся, что их свет поможет Мистао распутать вопросы и сомнения, как помог мне.
Размышляя над всем этим я создал артефакт, конечно это было время, когда все вокруг творили непростые вещи, но я создавал не оружие, я сделал ожерелье, которое помогает носящему найти простые ответы, которое очистит взор от мнимого и поможет различить наведенные чары от истины. Так задумал я его и вложил в него силу и ожерелье получило благословение валар.
Я вовремя закончил работу, как раз все собирались на празднество в Валмаре и я, сняв рабочий фартук и украсив свою шею новым ожерельем, поспешил туда. В ожидании прихода Великих Мелькор фехтовал с желающими.
Там меня и отыскал друг мой Лаурэфиндо, он весь дрожал он возбуждения и поведал следующее. Оказыватся тот меч, что я помогал ему когда-то делать, оказался не просто мечем, а получил благословление Манвэ и способность "Отсекать правду от лжи" и фехтуя этим мечем в тренировочном поединке с Мелькором Лаурэфиндо открылось следующее: - Мелькор лгал всем и не показывал никому истинной сути своей, а сутью его была тьма. Тут к нам подошел Финдэкано и Лаурэфиндо открылся и ему тоже, а я рассказал, о своем ожерелье и его способности различать истину сквозь наведенные мороки и чары. Мы не очень понимали, что делать с обретенным знанием, но решили при первой же возможности предупредить валар и быть наготове и защищать своих сородичей, в чем поклялись друг другу.
(А потом я понял, что нафиг так жить, когда еще в этом Валмаре кормить будут и надо что-то найти и съесть самому, раз у меня до сих пор нет жены, которая приносит обед в кузню. (О, прекрасная Амариэ, почему ты выбрала не меня?) И только я отрыл себе хлеба и нашел и отрезал кусок колбасы, как все началось и отложив не надкушеный кусок колбасы я пошел переодеваться в походное и искать оружие.)
Меня не было в Гаванях, когда решался вопрос давать ли корабли. Ранее я и не думал идти в Эндорэ или нет, слишком много всего не изведанного и не опробованного оставалось в этих землях, чтобы стремиться в другие. Мне хотелось заниматься творчеством, а не воевать, но теперь я не сомневался. Я знал что делать - быть рядом с теми, кого люблю, оберегать их и бороться с тьмой. Поэтому я плыл в лодке, привязанной к кораблю на котором плыл Артафиндэ. Лодка надо сказать была не очень, в ней довольно быстро появилась течь, затем еще одна и мы с моей спутницей прилагали все усилия вычерпывая воду и затыкая течи. Поэтому когда появилась летучая тварь я заметил ее не сразу, но когда заметил и увидел, что она пикирует прямо на нашу лодку, я не смог даже вытащить меч, ибо руки были заняты. Удар, резкий удушающий рывок, я успел увидеть, как от удара и мощного взмаха крыльев наша лодка буквально рассыпалась и моя спутница оказалась в воде, на этом я потерял сознание. Очнулся только от удара о что-то твердое и обнаружил себя лежащим на земле, в голове звенело и я начал осторожно подниматься на ноги. Пока я не успел прийти в себя с меня сорвали пояс с мечем и поясной сумкой. Тут за моей спиной послышался шум брьбы и тварь, принесшая меня метнулсь туда. Я смог оглядеться, позади была черная холодная каменная стена, а с трех сторон на меня угрожающе наступали... не знаю как это можно назвать, за спиной их клубилась дымная тьма, в руках были полыхающие огнем бичи, и сами они похоже состояли из темного пламени, по крайней мере я четко слышал потрескивание, как в очаге. Я счел за лучшее не делать резких движений. Тут на меня снова с шипением обрушилась давешняя тварь - "Это моя добыча! Раз Господин не отдает мне своего пленника мне достанется этот, я сама его раздобыла!" И твари помельче и не такие грозные, как те, что с бичами привязали меня к столбу, причем, что самое обидное, примотали меня моей же веревкой, вытащенной из моей походной сумки, что валялась неподалеку распотрошенная...
Тварь приблизилась ко мне, несмотря на черные уродливые крылья ее фигура напоминала женскую, правда лицо было отнюдь не миловидным. -"Твое появление отвлекло Господина и он получил рану, ты виноват - ты расплатишься за это!" - "Ничего подобного, - логично возразил ей я - Это ты меня сюда притащила, значит виновата ты." Она разозлилась и хотела наброситься на меня, но ее отстранил подошедший Мелькор, его руки были обожжены, а на лице был свежий порез, но при этом он выглядел совсем иначе, намного более могучим и я я понял о чем говорил Лаурэфиндо.
-Зачем вы пришли сюда?
- Мы пришли, чтобы спасти одного из нас, которого ты похитил.
- Зачем шел ты?
- Чтобы помогать и оберегать тех, кто мне дорог.
Все с ним ясно, - Мелькор брезгливо отвернулся, - Я помню его, он не изменился, можешь забирать его себе, только не пей до конца, может еще на что сгодится... И тварь с каким то утробным горловым урчанием вцепилась мне в горло.
Снова в себя я пришел в камере, в противоположном углу сидела темная фигура и я узнал Майтимо, Мелькор что-то говорил ему, а Тварь крутилась рядом. Мелькор отвернулся чтобы уйти и я увидел как Майтимо резко прянул в мою сторону, пытаясь скованными руками дотянуться до меча, который лежал между нами, но тот был слишком далеко и я тоже кинулся к мечу, чтобы подтолкнуть тот к нему, но из-за большой кровопотери от резкого движения у меня закружилась голова и я не смог сделать это достаточно быстро. Тварь успела наступить на клинок и Майтимо не хватило буквально длинны ладони, чтобы схватить меч. На его голову обрушился град ударов, а меня, еще слабого как котенка снова связали моей же веревкой и тщательно обыскали, найдя под одеждой и сорвав с шеи мое ожерелье они ушли.
Мы остались с Майтимо вдвоем, он рассказал как его похитили, а я что все нолдор пошли походом в Эндорэ, чтобы его освободить и телери дали нам свои корабли. Я увидел, что одна сторона его лица страшно обоженна, оказывается это была работа тех огненных тварей, за то, что заговоренный клинок Маэдроса смог нанести Мелькору незаживающую рану. Я очередной раз пожалел, что у меня отобрали сумку, там было много полезных вещей, в том числе коробочка с заживляющей мазью (угу и веревка), я даже видел через щель свою сумку валяющуюся с той стороны двери, но она была нам не доступна.
Мы обменявшись новостями говорили не слишком много, берегли силы, помню только два разговора, про птицу, чей незнакомый крик мы услышали сквозь стены, таких птиц не водилось в Амане, этот крик был похож на чаячий но совсем иной, жаль, что мне неудалось увидеть даже силуэта этой птицы. И второй про камни, но не те, что теперь украшали железную корону, а обычные, что лежат под ногами. Камни нашей темницы были пропитаны каким то тяжелым мраком, будто им тяжело и страшно было под властью темного валы, и я вспомнил камни Валинора, светлые и будто звенящие песнью. А у Майтимо в кармане оказывается завалялось пара красивых галек, которые ему когда то подарил друг его Финдекано и мы долго смотрели на них, на фоне мрачных камней этой крепости эти гальки выглядели, как драгоценности.
Потом снова пришла Летучая тварь, она была зла, но притворялась доброй, видимо за стенами крепости что-то происходило, что ей не очень нравилось и она предложила нам выбор кто из нас умрет первый. Майтимо предложил первой сдохнуть ей, а я сказал, что выбирать из двух зол не намерен ибо это не является выбором. Она лишь рассмеялась над нами. И тут я понял, что она пытается заставить нас бояться, а я почему то не могу бояться, видимо я провел здесь еще мало времени и не научился, вместо страха я испытывал истовое желание жизни.
Меня выволокли на стену и привязали к одному из черных зубцов. Под стенами я увидел воинство нолдор. И тварь снова приложилась к моей шее, видимо, чтобы я не смог слишком активно сопротивляться. И приказала огненным демонам ударить меня, видимо чтобы мои крики привлекли воинство внизу. Первый удар огненного бича я еще смог смолчать, правда не столько из-за своей выносливости, сколько от того, что от боли у меня перехвалило дыхание, но потом я не выдержал и кричал, как этого и хотелось Мелькору.
Потом меня оставили висеть на стене, естественно феаноринги первым делом спросили меня, видел ли я Майтимо, я отвечал, а они задавали вопросы, о числе воинства в крепости, о том, что я видел и я отвечал, боясь, потерять сознание, боясь что другой возможности хоть так помочь своим не будет...
Потом вперед снова вышел Мелькор и говорил с Нолофивэ и Феанорингами, а затем видимо не удовлетворившись результатами переговоров, приказал отрубить мне руку и ногу и скинуть вниз. Дальше обрывки вспоминаний похожие скорее на сон.
- Он еще жив! - Финдарато несет меня на руках.
Руки целителей и слова заклинательных песен, останавливающих кровь.
Лицо Альвдэ наклонившееся надо мной и изгоняющие боль слова.
Теплая ладонь Амариэ, держащая меня за руку...
- Его надо отправить обратно за море, здесь он не выживет
Брат протягивающий ко мне руки
- Мистао, оставайся с Инго, будь ему вместо меня...
Качка палубы и ласковое море заполняющее мои жилы вместо крови, которой осталось так мало... а что, морская вода так же солона, а Уинен помогала мне выжить как умела...
А я так хотел жить, это единственное желание которое у меня тогда осталось.
Окончательно в себя я пришел только под чуткими руками владычицы Эстэ.
И только тогда я осознал, что я не там, где должен находиться помогая своим друзьям и я смирился с их решением понимая, что был бы в тех землях обузой, будучи калекой не способным ни держать меч, ни самостоятельно передвигаться, ни даже выполнять какую-либо простую работу. Лежа под Древами я плакал меня догнало осознание того, что в Ангбанде меня лишили не руки и ноги, а моей жизни, моей судьбы которая отныне не сбудется. Меня подводили мои старые привычки, вскочить с кресла, чтобы уступить его подошедшей леди Индис, опереться на несуществующую руку... Внезапно я, еще даже не разменявший вторую сотню лет почувствовал себя старым.

Думаю в скором времения я отправлюсь в сады Ирмо Лориена и буду искать отдхновения или просить Валар даровать мне новое тело.

А пока мне снятся сны. Лучше всего я запомнил два.
Мне снился Лаурэфиндо, который поведал о том, как они с Финдэкано подобрали выброшеное в знак насмешки мое ожерелье и смогли с его помощью разобраться как действуют вражьи мороки обернув это себе на пользу. Они смогли с его помощью принять облик орков и пробраться в Ангбанд, вытащив из темницы Майтимо. Правда Лаурэфиндо погиб прикрывая их отход, о чем не жалеет. Таким образом Наше Трио все таки смогло выполнить свою клятву.

Мой брат Миратьяро Мистао взял себе новое эпессэ - мое имя, переведя его на местный язык, теперь его зовут Эдрахиль, он прине присягу Артафинвэ Инголдо и отные следует за ним.

@темы: Ролевое, Отчет с игры, Мемуары

URL
Комментарии
2013-05-29 в 10:51 

ninquenaro
А в небе надо мной все та же звезда. Не было другой и не будет. ©
Ну почему на каждом исходе тебя утаскивают в плен? Что за карма?

2013-05-29 в 12:33 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Нинквенаро, Всего на двух, причем с разницей в 4 года, а их (Исходов) в моей жизни было намного больше...
Да и вообще в плен по игре я попадала всего 3 раза за 15 лет... хотя такого трэша со мной еще не было

URL
2013-05-29 в 13:17 

Shai Iril
move, shoot, communicate
Такой отчет хороший. =) Спасибо! Буду ждать новой возможности с тобой поиграть.

2013-05-29 в 20:16 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Спасибо за отчёт, старший.

2013-05-29 в 21:00 

r_gelraen
Очень щемящий и красивый рассказ! Страшно порадовали истории про ПОЖРАТЬ и про "нечистые руки".
Жаль Хильо, оставшегося без судьбы и без конечностей.

2013-06-03 в 20:36 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Эридэль, зараза ты, и фраза твоя про "нафиг так жить!" заразная жутко, до сих пор никак от меня не отвяжется))

2013-06-03 в 20:44 

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
Sammium, Я что, я ничего...
А про фразу...
"Нафиг так жить - Пойти и сделать самому!"

URL
     

Ветер Запада

главная