09:57 

Как и обещала Полная квента Диора...

Эридэль
Трудно быть ангелом, но - надо.
В квенте есть допущения - мастера женили меня на 7 лет раньше положенного (а ж в 20 лет), дабы мои дети были чуть старше...

Диор называл себя первым из полуэльфов, хотя технически в его жилах течет лишь четветь эльфийской крови, в гораздо большей степени он человек, особенно учитывая, что Лютиэн еще до его рождения избрала путь людей. Он рос, развивался и взрослел, как человек, хоть и отличался от людей красотой и тонкостью черт более свойственным эльфам.
Но полагаю по началу он мало задумывался о разнице между эльфами и людьми, тем более он воспитывался, как эльф и общался только с эльфами и не видел других людей, кроме своих родителей. Жили они на Тол-Гален весьма уединенно и Диор не общался с эльфийскими детьми и потому не мог заметить разницы в росте и развитии. Да и не задумывался он над вопросами людской смерности ибо кто даже среди людей думает о подобном в 20 лет. Диор отличался живым и острым умом, который со временем обещал превратиться в проницательность и мудрость. Он был самоуверен и смел, как любой, кто никогда не ведал горя и не испытывал тягот. Охотиться и сражаться его учил сам Берен, так что Диор рос сильным и умелым.
Когда ему исполнилось 19, он впервые и без сопровождения родителей отправился в Дориат. Его приветливо встретили и прожил он там около полугода. Там же встретил он дочь Галатиля юную Нимлот и они полюбили друг друга с первого взгляда. Тогда Диор отправился обратно домой. Он нашел самое красиве место в Оссирианде и у подножия водопада Лантир Ламат и с помощью отца и Зеленых эльфов построил там Дом. В этот дом он и привез Нимлот. Они были бесконечно счастливы и беспечны, как лесные птицы. И счастье их троекратно приумножилось при рождении их детей.
Когда пришла весть об убийстве Тингола и вероломстве гномов Диор вместе со своим отцом во главе войска Зеленых эльфов Оссирианда отправились на север к реке Аскар и они истребили войско гномов Ногрода.
После чего Диор с семьей отправился в Дориат. То, что он застал там было тягостно. Менегрот и часть окрестностей были разорены гномами, большинство синдар, проживающих в Дориате были подавлены и растеряны. Ими всегда правил Элу Тингол и они никогда не знали других владык со времен Куивиэнэн и Великого похода. Но Диора они приняли с надеждой ибо сами они не знали, как жить дальше. К тому же владычица Мелиан тоже покинула эти земли и с ней ушло ее волшебство и пал пояс защищавший Дориат много лет.
Это был очень тяжелое время, ведь Диор хотя и стремился всеми силами помочь своему народу, но у него было мало опыта и знаний. Многие советники, военачальники и помощники Тингола погибли при нападении на Менегрот, как и самые смелые и умелые воины. Тем не менее он сумел организовать оборону Дориата на его внезапно лишившихся защиты границах и сделать многое другое. Народ Дориата немного воспрянул духом. Но Диор знал, что этого очень мало, от него многого ждали, как от сына великих родителей, и надежды Дориата были устремлены на него. Но мантия Элу Тингола давила на его плечи. Было и еще кое что, на что Диор никак не мог повлиять - магия майя Мелиан, что с древних времен, еще до ее встречи с Тинголом, пребывала здесь - уходила из этих земель. Цветы и травы, что цвели только в Дориате стали увядать, ручьи журчали тише, а птицы пели реже. Дориат терял то, что делало его Дориатом. К тому же именно в это время Диор начал замечать, что устает быстрее других эльфов, не может так же долго обходиться без сна и в его кудрях появилось несколько серебрянных нитей. Только Нимлот знала об этом и это безмерно напугало их обоих. Ведь никогда раньше не задумывались они о том. Диор очень любил свою нежную супругу, буквально боготворя ее и мысль, что он вынужден будет оставить ее одну навеки, причиняла ему много горя. Так же немало тревоги ему внушала и судьба их детей, которая ему, да и ни кому другому была не ведома. В довершении еще одно личное горе постигло его, едва не сломив его дух - однажды стылой осенней ночью к Диору пришел один из эльфов Оссирианда и передал ему ларец. Там лежал Наугламир, увидев который Диор понял, что его родители умерли. До рассвета он просидел в одиночестве перед ларцом и по лицу его бродили темные тени. Но когда пришел новый день Диор встал и надел на себя Наугламир и так снова вышел из своих покоев продолжать свой каждодневный труд на благо Дориата. С того дня жизнь в Дориате действительно начала налаживаться.
Благой свет камня разбудил дремавшую в Диоре доселе силу эльфов и маяр, земли Дориата вновь начали оживать и хоть Завесы Мелиан не было боле, орки по своей воле боялись соваться в Леса Дориата и стали меньше беспокоить его границы. Начинания Диора заканчивались успехом. Он чувствовал, что течение времени для него как бы замедлилось и годы меньше тяготят его, пропал страх перед будущим. Он взял себе имя Диор Элухил и правил Дориатом уже уверенной рукой, а народ полюбил его. Когда сыновья Феанора потребовали вернуть камень он не дал им определенного ответа. Ему удалось избежать участи Тингола он не вожделел камня, но не желал с ним расставаться по другим причинам. Да он понимал, что разгневанные феаноринги опасны, но в глубине души не верил, что они осмелятся осознанно и открыто напасть на Дориат. Ведь это чернейшее из деяний ведущее к победе Врага с которым они боролись. И надеялся, что память об Альквалондэ не застит им взор и не даст им больше поддаться гневу.

@темы: Мемуары, Квенты, Эльфовое

URL
   

Ветер Запада

главная